Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти

Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти

В двух предыдущих статьях (первая, вторая) было рассказано о политической и военной карьере Луция Корнелия Суллы и его победе в гражданской войне. Сегодня мы закончим этот рассказ.


Репрессии Суллы


Надо сказать, что именно Сулла стал автором идеи покупать головы своих врагов. Цену он назначил весьма высокую – 12 тысяч денариев свободному человеку и освобождение для раба. Чтобы желающие подзаработать знали, кого искать, и не приводили к нему лишних людей, он составил так называемые проскрипционные списки (от латинского proscriptio – «письменно обнародовать» или «оглашать»).

Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти

Эта идея очень понравилась всем честолюбцам Рима и широко использовалась. Проскрипционные списки, например, составляли триумвиры Октавиан, Марк Антоний и Лепид.

В первый проскрипционный список Сулла внёс имена 40 сенаторов и 2 600 всадников. Все они приговаривались к смерти, имущество их семей подлежало конфискации, сыновья и даже внуки казненных лишались римского гражданства. Затем были опубликованы новые списки, и в общей сложности жертвами террора стали не менее пяти тысяч римлян (в том числе 90 сенаторов).

Памятники, поставленные в честь побед Гая Мария, были разрушены (позже Цезарь распорядится их восстановить), труп этого полководца Сулла приказал бросить в реку Анио (приток Тибра). Любопытно, что перед смертью Сулла, опасаясь, что и с его останками поступят таким же образом, распорядился «предать своё тело огню».

Плутарх, описывая эти трагические события в Риме, утверждает:

«Мужей закалывали прямо в объятиях жён, сыновей на руках матерей».

Причем в наибольшей опасности оказались люди богатые и знатные. Плутарх сообщает, что некий Квинт Аврелий, человек далекий от политики и государственных дел, найдя своё имя в проскрипционном списке, сказал:

«Горе мне! За мною гонится моё альбанское имение!»

Разумеется, было множество злоупотреблений, и многие соратники Суллы нажили тогда огромное состояние на распродажах конфискованного имущества – в том числе Красс, Лукулл и Помпей. Красс обнаглел настолько, что стал вносить имена богатых горожан в проскрипционные списки без согласования с Суллой. Диктатору такое самоуправство не понравилось и даже показалось покушением на его полномочия. Несмотря на заслуги в битве у Коллинских ворот, Красс был отстранён от участия в этом выгодном «бизнесе».

Именно в это время, кстати, в Риме появилась знаменитая и ставшая крылатой фраза:

«Пусть ненавидят, лишь бы боялись».

Сенека потом писал о ней:

«Сразу видно, что написано во времена Суллы».

Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти
Портрет Суллы на денарии его внука Квинта Помпея Руфа, 54 г. до н. э.

В одном из проскрипционных списков оказалось имя молодого Гая Юлия Цезаря, однако он избежал гибели, благодаря заступничеству своих влиятельных родственников из числа сторонников Суллы. Диктатор сделал это неохотно, сказав, что «в мальчишке скрывается много Мариев». Об этой фразе Суллы сообщают и Плутарх, и Гай Светоний Транквилл.

Множество воинов и даже командиров армий противников Суллы были проданы в рабство. И для Рима это имело весьма неприятные последствия во время восстания Спартака. Саллюстий утверждает, что в армии этого таинственного «фракийца» (который, как считают многие, фракийцем был назван по его гладиаторской специализации), находились

«люди, свободные духом и прославленные, бывшие бойцы и командиры армии Мария, незаконно репрессированные диктатором Суллой».

Плутарх и вовсе пишет, что некоторые из восставших были заключены

«в темницу для гладиаторов вследствие несправедливости купившего их господина, посмевшего отправить на арену римских граждан, героически защищавших свободу от тирании Суллы».

Наконец, Варрон прямо говорит, что и сам

«Спартак был несправедливо брошен в гладиаторы».

Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти
Это иллюстрация к первой главе романа Р. Джованьоли «Спартак»: уже в качестве частного лица Сулла идёт смотреть гладиаторские бои, в одном из которых примет участие главный герой этого произведения

Этих людей, «прославленных» и «свободных духом», Саллюстий четко отделяет от других категорий восставших. Потому что, кроме них, в армии Спартака были люди «жестокие характером» – видимо, разбойники. «Позорно забывшие о своей родине» – вероятно, имеются в виду римские дезертиры и перебежчики. И наконец те, что «по своей рабской натуре» не стремились «ни к чему, кроме добычи и удовлетворения своей жестокости» – то есть, именно рабы.

Наличие «прославленных людей» и объясняет успехи восставших: их вожди оказались чрезвычайно способными военачальниками, а Спартак, безусловно, был выдающимся полководцем. Спартак и командиры его армии прекрасно знали географию Италии, перемещая по ней многочисленные войска, как фигуры по шахматной доске. И категорически не хотели из Италии уходить. Согласно этой (вполне правдоподобной) версии, Спартак, вероятно, был репрессированным римским гражданином.

А вот Крикс (дословно «Носящий браслет», греческое имя, часто встречавшееся в племени осков), Канникас («Блещущий победами» – ни больше, ни меньше), он же Гай Ганник и его заместитель Каст («Незапятнанный») – явно представители италийских племен. И становится понятно, почему войска восставших вдруг разделились: у италийцев и основной армии Спартака были разные интересы и цели. И совершенно другие цели были у отряда Эномая (греческое имя, распространенное среди потомственных рабов). В этом соединении, разбитом в битве у Везувия, похоже, преобладали уголовные элементы.

Реформы Суллы


Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти
Денарий Фавста Суллы (Геркулес с чертами лица диктатора)

Поскольку последние римские консулы – Марий Младший и Гней Папирий Карбон, уже были мертвы, Сулла обратился к сенату с требованием избрать интеррекса (буквально – «междуцарь»), который должен был объявить о выборе либо новых консулов, либо – диктатора.

Таковым стал Луций Валерий Флакк (не путать с марианским полководцем, который во время Митридатовой войны был направлен сменить Суллу на посту главнокомандующего, но убит в Халкедоне во время солдатского мятежа). Не смея перечить полновластному хозяину Рима, Флакк впервые за последние 120 лет внес в народное собрание предложение о выборах диктатора.

Традиция устанавливала срок диктатуры в 6 месяцев, однако Сулла был назначен диктатором «до тех пор, пока Рим, Италия, вся римская держава, потрясённая междоусобными распрями и войнами, не укрепится». Его титул звучал следующим образом: dictator legibus scribundis et rei publicae constituendae – «диктатор без ограничения срока для подготовки законов и устроения республики».

Сулла получал право не только назначения смертной казни и конфискации имущества, но также основывать колонии, отдавать приказы о строительстве или разрушении городов, своей волей даровать и отнимать престолы соседних государств. Задним числом законными были объявлены все ранее отданные приказы и распоряжения Суллы.

Чтобы показать всем уважение к старым законам и традициям, Сулла не препятствовал избранию консулов на 81 год до н. э. Однако, чтобы всем было понятно, что он стоит выше консулов, перед диктатором, как перед царем, шли 24 ликтора с фасциями.
Бывшего интеррекса – Луция Валерия Флакка, Сулла отблагодарил, дав ему командование над конными частями.

Солдаты армии Суллы получили земельные наделы, которые ранее либо были собственностью лиц, включенных в проскрипционные списки, либо конфискованы у италийских городских общин в Кампании, Самнии и Этрурии. Таким образом, диктатор создавал в этих склонных к мятежам областях прослойку лояльного населения. Эти меры привели к обнищанию многих крестьян и волнениям, продолжавшимся на протяжении почти 10 лет.

«Корнелиевы законы» (lex Cornelia annalis), принятые под давлением Суллы, должны были способствовать укреплению в Риме режима аристократической республики. Были серьезно ограничены права народных трибунов (в том числе и право вето), которые потеряли право выдвигать свои кандидатуры на другие магистратуры, доступные теперь лишь патрициям и всадникам. Значительно расширены были полномочия сената. Занять аналогичную государственную должность теперь можно было лишь через 10 лет после истечения полномочий первого срока. Были приняты и законы, направленные на ограничение роскоши.

Впрочем, сам Сулла требования своих законов не выполнял. Вначале, в 81 году до н. э. он заявил о намерении баллотироваться в консулы, хотя со времён его первого консульства прошло всего 8 лет. А став частным лицом, он нарушил и закон о роскоши, прославившись расточительством. Плутарх утверждает, что во время его пиров

«излишек заготовленных припасов был так велик, что каждый день много еды вываливали в реку, а вино пили сорокалетнее и ещё более старое».

Отказ от власти


Около 79 года до н. э., после двух лет диктатуры и террора, Сулла удивил всех, отказавшись от власти. Перед этим издал постановление, запрещающее любой армии входить на территорию Италии, и распустил свои легионы.

Он заявил, что готов дать отчёт о своих действиях (но потребовать такого отчёта никто не осмелился). При этом он был так уверен в себе, что ходил по Риму без охраны. И, надо сказать, что известен лишь один инцидент, о котором (видимо, по причине его исключительности) сообщает Аппиан:

«Какой-то юнец стал поносить его (Суллу) и не прекращал браниться до тех пор, пока бывший диктатор не дошел до дома. Тот же, прежде чем войти в дом, заметил: этот мальчишка послужит помехою для всякого другого, кто пожелает сложить с себя власть».

И добавляет:

«Прошло короткое время, и римляне поняли, насколько Сулла был прав: Гай Цезарь своей власти не сложил».

Согласно традиции, по истечении консульского срока Сулла получил назначение в Цизальпинскую Галлию, однако в эту «свою» провинцию не поехал и участия в управлении ею не принимал.

Сулла не стал препятствовать избранию консулом Марка Эмилия Лепида, который не скрывал враждебного отношения к его реформам, в то время как на пост консула претендовал и преданный сторонник бывшего диктатора – Квинт Лутаций Катул (сын консула, в армии которого Сулла сражался в битве с кимврами при Верцеллах). Были избраны оба, однако Лепид, которого поддерживал ранее лояльно относившийся к Сулле Гней Помпей, получил больше голосов. Согласно Плутарху, Сулла лишь сказал Помпею:

«Я вижу, молодой человек, что ты рад своему успеху. Как это благородно и прекрасно с твоей стороны, что Лепид, отъявленный негодяй, по твоему ходатайству перед народом избран консулом, и даже с большим успехом, чем Катул, один из самых добропорядочных людей. Пришла пора тебе не дремать и быть настороже: ведь ты приобрел врага гораздо более сильного, чем ты сам».

Забегая вперёд, скажем, что после смерти Суллы Лепид, отправленный подавлять восстание в Фезулах, сам возглавил его, обещая вернуть конфискованные земли прежним владельцам. Был разбит Катулом и Помпеем.

Пока же Сулла перебрался на свою виллу, располагавшуюся между городами Кумы и Путеолы, где охотился, ловил рыбу, а также написал 22 книги своих мемуаров, посвятив их Лукуллу – успешному полководцу, которого прославили не победы, а нанятые им повара (вот какое значение имеет грамотная работа с кадрами).

Болезнь Суллы и его смерть


Известно, что Сулла страдал от какой-то кожной болезни, проявлениями которой были зуд во всём теле и красная сыпь на лице. Плутарх, например, сообщает, что лицо Суллы напоминало «тутовую ягоду, посыпанную мукой». Он же пишет:

«Все черты внешнего облика Суллы переданы в его статуях, кроме разве взгляда его светло-голубых глаз – тяжёлого и проницательного – и цвета его лица, который делал ещё более страшным этот и без того трудно переносимый взгляд. Всё лицо его было покрыто красной неровною сыпью, под которой лишь кое-где была видна белая кожа».

Луций Корнелий Сулла. Диктатура и отказ от власти
Луций Корнелий Сулла, бюст. Музей археологии, Венеция

После победы в Митридатовой войне состояние Суллы ухудшилось, и прежде чем отправиться в Италию, ему пришлось лечиться водой горячих источников на острове Эвбея. Но в Италии болезнь снова обострилась, и после победы над армией Гая Норбана у Капуи Сулла снова лечился водой местных источников. Почувствовав облегчение, он, по сообщению Веллея Патеркула,

«воздал благодарность Диане, богине, которой была посвящена эта местность».

С одной стороны, из-за этой болезни Сулла подвергался насмешкам. Но, с другой – тогда верили, что лишь необычные и выдающиеся люди страдают от каких-то редких и необычных болезней. Редкая болезнь какого-то царя или императора порой в глазах народа служила доказательством его «божественности» (например, эпилепсия Цезаря).

С давних пор предпринимались попытки установить болезнь Суллы. Называли фтириазис (заболевание, вызываемое лобковыми вшами), чесотку, рак кожи. Но проявления данных болезней носят локальный, ограниченный характер. Скорее всего, это была какая-то распространенная экзема, но, возможно, и аллергический дерматит. Болезнь Суллы, безусловно, носила мучительный характер, но не она стала причиной его смерти.

Сообщения античных авторов о том, что бывшего диктатора буквально заели вши, фантастичны и явно не имеют ничего общего с действительностью. Плутарх, например, писал, что тело Суллы

«стало покрываться несметным количеством вшей. Многие были заняты тем, что днём и ночью снимали их с него, но то, что они успевали удалить, было лишь каплей в море по сравнению с тем, что нарождалось вновь. Всё его платье, ванна, вода для умыванья, пища кишели этим разлагающимся потоком. Много раз в день погружался он в воду, чтобы вымыть своё тело и очиститься. Но всё было бесполезно».

Плиний сообщает:

«Диктатор Сулла был пожран фтириазисом, когда из самой крови человеческой родятся гложущие тело твари».

Эти фантазии на тему невероятно быстрого самозарождения вшей на фоне «избытка в теле влаги» взяты из трудов Аристотеля, авторитет которого был непререкаем. На самом деле вши имеют длительный цикл развития, рецидивы возможны, но лишь через определенное время.

Полагают, что эти рассказы о вшах, пожирающих Суллу, принадлежали его политическим противникам, желающим опорочить бывшего диктатора. Павсаний, например, в труде «Описание Эллады» писал, что фтириазис якобы стал наказанием Суллы «за содеянные в Афинах злодейства».

Однако, если поверить тому же Плутарху, мы узнаем, что чрезмерная вшивость была уделом и других известных людей, в том числе и вполне положительных. Она якобы стала причиной смерти посаженного Александром Македонским в клетку Каллисфена, консула Муция Сцеволы (то ли отца, то ли сына), некоего Евна, который возглавил одно из восстаний рабов, даже аргонавта Акаста, поэта Алкмана и философа Ферекида (о смерти из-за вшей последних двух Плутарх, видимо, и узнал из трудов Аристотеля). Диоген Лаэртский в этот список «жертв вшей» внёс ещё и Платона.

На самом деле, тот же Плутарх писал, что Сулла умер после того, как у него «прорвался» какой-то «гнойник» и началась рвота кровью. Возможно, это было легочное кровотечение на фоне туберкулёза или какого-то абсцесса. Но не исключается и кровотечение из варикозно расширенных вен пищевода, что бывает, например, при циррозе либо опухоли печени. Но к кожной болезни это, безусловно, не имеет никакого отношения.

А вот Аппиан, напротив, утверждает, что до конца жизни Сулла вел активный образ жизни и скончался скоропостижно:

«К вечеру заболел лихорадкой, а ночью умер».

Перед этим ему якобы приснился сон, в котором он увидел призывавшего его гения. Рассказав об этом своим друзьям, Сулла успел составить завещание. Аппиан пишет:

«Это был, по-видимому, как показало и его имя, счастливейший человек во всём до конца своей жизни, если считать счастьем для человека исполнение его желаний».

На момент смерти Сулле было около 58 лет (некоторые пишут – 60). Сообщается, что по всей Италии был объявлен траур, бывший диктатор при огромном стечении народа был за государственный счёт похоронен на Марсовом поле, где ранее хоронили только царей.
Надгробная надпись, составленная самим Суллой, гласила:

«Здесь лежит человек, который более чем кто-либо из других смертных, сделал добра своим друзьям и зла врагам».

«Корнелиевы законы» стали размываться уже вскоре после смерти Суллы. Политические партии снова начали заигрывать с плебеями, восстановив бесплатные раздачи хлеба. Трибуны вновь получили право занимать другие магистратуры. Были амнистированы участники восстаний Лепида и Сертория.

В 70 году до н. э. при консулах Помпее и Крассе коллегии присяжных были переданы всадникам. Юлий Цезарь восстановил в правах потомков лиц, внесённых в проскрипционные списки.

Но римская республика уже доживала последние дни. Ставший новым диктатором Цезарь был убит, однако новая гражданская война привела к власти Октавиана, полный титул которого звучал так: «Император, сын Божественного Цезаря, Август, Великий Понтифик, Консул 13 раз, Император 21 раз, наделён властью народного трибуна 37 раз, Отец Отечества» (Imperator Caesar Divi filius Augustus, Pontifex Maximus, Consul XIII, Imperator XXI, Tribuniciae potestatis XXXVII, Pater Patriae).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!