Жестокое «солнце Аустерлица»

Жестокое «солнце Аустерлица»
Кадр из мини-сериала «Война и мир» (Франция, Россия, Германия, Италия и Польша. 2007 г.)



В предыдущей статье было рассказано о формировании Третьей антинаполеоновской коалиции, начале боевых действий, катастрофе австрийской армии Мака при Ульме, а также о невероятной истории захвата французами Таборского моста. Говорили мы и о первом столкновении русских и французских войск у Кремса. Сегодня мы закончим наш рассказ и поговорим о битве русского арьергарда с корпусом Мюрата у Шёнграбена и сражении при Аустерлице.

Шёнграбенское сражение


Жестокое «солнце Аустерлица»
Эпизод Шёнграбенского сражения. Кадр из советского фильма «Война и мир» (режиссер – С. Бондарчук)

Итак, французская армия сумела перейти на левый берег Дуная, теперь у неё появилась возможность атаковать войска Кутузова, которые намного уступали ей в численности. В ночь на 2 (14) ноября 1805 года русская армия начала движение навстречу армии Буксгевдена, которая ещё находилась на марше. Ситуация была настолько серьёзной, что пришлось оставить в Кремсе всех больных и раненых. Прикрывать движение основной армии должны были арьергардные части генерал-майора Петра Багратиона. В состав арьергарда входили 10 полков: Киевский и Малороссийский гренадерские, Подольский и Азовский мушкетерские, 6-ой Егерский, Черниговский драгунский, Павлоградский гусарский, два казачьих и австрийский гусарский. Арьергарду также была выделена одна артиллерийская рота штабс-капитана Я. И. Судакова, который стал прототипом капитана Тушина в романе Л. Толстого «Война и мир».

Жестокое «солнце Аустерлица»
А. Кокорин. Батарея капитана Тушина при Шёнграбене

3 (15) ноября 1805 г. Багратион распорядился занять позиции у деревень Шёнграбен и Грунд (севернее города Холлабрюнн). Скоро сюда подошли передовые части Мюрата, в подчинении у которого были такие «звёзды первой величины», как генералы Легран и Вандам, и будущие маршалы Удино и Сюше.

Жестокое «солнце Аустерлица»
Франсуа Паскаль Симон Жерар. Портрет Иоахима Мюрата

Жестокое «солнце Аустерлица»
Маршал Удино. Офорт с оригинала Р. Лефевра

Жестокое «солнце Аустерлица»
Портрет маршала Сюше. Гравюра Л. Ф. Шарона по оригиналу Л. Ф. Обри

Бравый гасконец решил повторить трюк своих подчинённых: вступив в переговоры с австрийцами, он убедил их командира – графа Ностица, в том, что между Австрией и Францией заключён мир. Австрийцы отошли, бросив русских союзников. Но затем ошибся сам Мюрат: арьергард Багратиона он принял за всю армию и решил «потянуть время», задержав её до подхода корпусов Ланна и Сульта. Багратион с удовольствием вступил в переговоры, отправив в качестве парламентера генерал-адъютанта Ф. Винценгероде, тюрингского немца на русской службе. За это время российская армия успела отойти на расстояние двух переходов. Наполеон, узнав об остановке частей Мюрата, был в ярости. Он приказал немедленно перейти в наступление, и 4 ноября 20 тысяч французов атаковали русский арьергард, в котором осталось около 7 тысяч солдат. Так началось Шёнграбенское сражение, о котором рассказывается в романе Л. Толстого «Война и мир».

Жестокое «солнце Аустерлица»
Схема сражения при Шёнграбене

Жестокое «солнце Аустерлица»
В. Серов. Багратион ведёт солдат, Шёнграбенский бой

Несмотря на столь явный перевес, разгромить русский отряд Мюрату не удалось: Багратион организованно отступил.

Жестокое «солнце Аустерлица»
А. Николаев. Отступление русских войск от Шёнграбена, иллюстрация к роману Л. Толстого «Война и мир»

Удивительно соотношение потерь: русские потеряли свыше 1200 человек убитыми, более 1400 пленными и 8 пушек, завязших в грязи, французы – 1200 убитыми и 59 пленными.

6 ноября Багратион привёл свой отряд к основной армии. Кутузов встретил его знаменитыми словами:

«О потере не спрашиваю; ты жив – этого довольно!»

В том же месяце Багратиону было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Жестокое «солнце Аустерлица»
Багратион на портрете работы неизвестного художника, 1800-е гг. Русский музей СПб

Войска Наполеона продолжали преследовать русскую армию. Тем не менее Кутузов дошёл до моравского города Ольмюц (Оломюц), где уже находились Александр I и Франц II. К этому времени общие потери российских войск составили около 12 тысяч человек. Наполеон, остановив свою армию в Брюнне, всячески изображал неуверенность и слабость, так как очень боялся, что русские и австрийцы отступят, отказавшись от генерального сражения. Он даже «сыграл в поддавки», не заняв на поле западнее Аустерлица (сейчас – Славков-у-Брна) господствующие над местностью Праценские высоты. А свой правый фланг Наполеон намеренно ослабил, предлагая союзникам ударить по нему, в то время как сам предполагал атаковать в центре. На правом фланге император полагался на «железного маршала» Даву, который должен был выстоять под ударами русско-австрийских войск и увести их от центра.

Жестокое «солнце Аустерлица»
Даву на портрете работы неизвестного художника

Численный перевес был на стороне коалиционной армии: около 60 тысяч русских и 25 тысяч австрийцев против 73,5 тысяч французов. Союзники имели также преимущество в артиллерии – 278 орудий против 140.

«Битва трёх императоров»


Поражение русской армии в сражении при Аустерлице – одно из самых тяжёлых и болезненных в истории нашей страны. На протяжении 94 лет (со времени катастрофы Прутского похода Петра I в 1711 году) российская армия не проиграла ни одного генерального сражения. И потому фактически разгром при Аустерлице произвёл очень тяжелое впечатление на российское общество. Его горечь померкла на фоне трагических событий 1812 года и Заграничного похода Российской армии 1813-1814 гг. И потому, когда речь заходит о войнах с Наполеоном, вспоминают о победах и скороговоркой говорят о поражениях. И битва при Аустерлице вполне могла оказаться малоизвестной в среде тех людей, что знакомы с историей лишь по школьным учебникам – наравне с поражением русского корпуса генерала Римского-Корсакова и австрийских частей генерала Хотце под Цюрихом (25-26 сентября 1799 г., именно на соединение с ними вёл свою армию через Альпы Александр Суворов). Однако забыть об Аустерлице не позволил Лев Толстой, написавший великий роман «Война и мир». И писать, и читать о поражениях армии своей страны всегда очень тяжело и неприятно. Однако о них всё же нельзя забывать, потому что честное и объективное исследование позволяет избежать новых неудач.

Аустерлицкое сражение часто называют «Битвой трёх императоров». Но если Наполеон Бонапарт, безусловно, был на своём месте, то императоры Александр I и Франц II только мешали (особенно Александр) и внесли свой (и весьма немалый) вклад в катастрофу, постигшую союзную армию.

Жестокое «солнце Аустерлица»
Дж. Равва. Австро-русский штаб в 1805 году

Жестокое «солнце Аустерлица»
Кадр из советского фильма «Война и мир» (режиссер – С. Бондарчук)

Надо сказать, что Александр I всё же сделал верные выводы и с той поры больше не пытался изображать из себя великого полководца, предоставляя непосредственное руководство войсками профессионалам. Но при Аустерлице Александр фактически отстранил Кутузова от командования войсками.

Решающее сражение кампании 1805 года состоялось 2 декабря (20 ноября) – ровно через год после коронации Наполеона. План битвы был составлен Францем Вейротером, который был начальником штаба генерала Пауля фон Края, когда тот находился в подчинении Суворова (во время его похода в Италию). Именно Вейротер разработал маршрут движения армии Суворова через Швейцарию.

Сейчас Вейротер разделил русско-австрийские войска на шесть колонн. Главная роль отводилась первым трём (Дохтурова, Ланжерона и Пржибышевского) под общим командованием Ф. Ф. Буксгевдена: они должны были нанести удар по правому флангу французской армии, который возглавлял маршал Даву. При этом французов было решено ещё и обойти, чтобы отрезать от Дуная и Вены. Для этого нужно было пройти около 10 вёрст и растянуть фронт на 12.

Четвёртая колонна заняла стратегически важные Праценские высоты, здесь находились Кутузов и два императора – Александр I и Франц II. В её составе находились австрийские полки, возглавляемые чешским графом Иоганном Карлом фон Коловратом-Краковским, и русские части, которыми командовал Михаил Милорадович. Позади находились резервные гвардейские соединения, командиром которых был назначен Великий князь Константин Павлович.

Против левого фланга французской армии были направлены пятая и шестая колонны под общим командованием Багратиона. Данному направлению особого значения не придавалось. Однако сам Бонапарт считал удар по этому флангу наиболее опасным, потому что здесь находилась единственная дорога, по которой его армия в случае неудачи могла отступить к Брюнну. Холм Сантон, прикрывавший эту дорогу, Наполеон приказал оборонять до последнего солдата.

Главными героями сражения с французской стороны стали маршалы Даву и Сульт.

С началом битвы войска французского правого фланга, которым командовал Даву, стали медленно отступать, увлекая за собой первые три колонны союзников. Затем в движение пришла и четвёртая колонна.

«Не надо мешать противнику, который совершает ошибку»,

— заметив, как союзные войска спускаются с Праценских высот, сказал Наполеон.

Теперь пришла очередь действовать корпусу Сульта. Удары войск, подготовленные этим военачальником, всегда носили сокрушительный характер. Американский историк Джоэл Тайлер Хэдли назвал атаки Сульта «самыми ужасными, какие только можно представить». И теперь Сульт нанёс свой страшный «фирменный» удар: генерал Александр Ланжерон (французский эмигрант на русской службе) вспоминал, что четвёртая колонна союзных войск «была раздавлена и рассеяна менее чем в полчаса». В восторге был даже Бонапарт, назвавший Сульта «самым превосходным тактиком в Европе».

Жестокое «солнце Аустерлица»
Маршал Сульт на гравюре Шарона по оригиналу Обри

Сульт всю жизнь гордился своими действиями в Аустерлицком сражении. Он был обижен, когда Наполеон дал ему титул герцога Далматского, а не Аустерлицкого. Но французский император ни с кем не желал делить славу победителя в одной из главных битв его жизни.

Однако вернёмся на поле Аустерлицкого сражения.

Милорадовичу с большим трудом удалось восстановить относительный порядок в войсках четвёртой колонны, но центр позиции коалиционных войск уже рухнул, и сражение можно было считать проигранным. Именно тогда произошёл эпизод, известный всем по роману Льва Толстого «Война и мир». В этом произведении вести солдат в контратаку со знаменем в руках пытается Андрей Болконский. Так представлен этот эпизод в опере А. Рыбникова «Le prince Andre. Князь Андрей Болконский» (сцена театра «Градский холл»):

Жестокое «солнце Аустерлица»

Прототипом этого героя стал зять Кутузова – Фердинанд Тизенгаузен.

Жестокое «солнце Аустерлица»
Ф. Тизенгаузен на миниатюре П. Э. Рокштуля, 1800-ые гг.

Вот что можно прочитать в «Описании первой войны императора Александра с Наполеоном в 1805 году», написанном А. И. Михайловским-Данилевским:

«Громады французов валили на высоте с разных сторон. Кутузов понёсся вперёд и был ранен в щёку. Любимый зять Кутузова, флигель-адъютант граф Тизенгаузен, со знаменем в руках повёл вперёд один расстроенный батальон и пал, пронзённый насквозь пулею.»

О том же вспоминал В. И. Левенштерн:

«В этом сражении был убит брат моей жены, граф Фердинанд Тизенгаузен, флигель-адъютант и зять генерала Кутузова; это был прекраснейший молодой человек. Он был убит со знаменем в руке во главе малороссийского гренадерского полка, который он повёл в штыки на неприятеля. С ним были положены в могилу полученные им несколько дней перед тем Георгиевский крест и крест Марии Терезии.»

Жестокое «солнце Аустерлица»
«Вот прекрасная смерть». Кадр из советского фильма «Война и мир»

Сам Лев Толстой писал:

«В Аустерлицком сражении… мне нужно было, чтоб был убит блестящий молодой человек; в дальнейшем ходе моего романа мне нужно было только старика Болконского с дочерью; но так как неловко описывать ничем не связанное с романом лицо, я решил сделать блестящего молодого человека сыном старого Болконского. Потом он меня заинтересовал, для него представлялась роль в дальнейшем ходе романа, и я его помиловал, только сильно ранив его вместо смерти.»

Опрокинув войска четвёртой колонны союзников, корпус Сульта занял ключевую позицию на Праценских высотах. Коалиционная армия теперь была расчленена и потеряла управление. Знаменитая контратака русской гвардии успеха не принесла и положение не исправила. Первыми в бой вступили лейб-гвардии Конный и Гусарский полки, поддержанные батареями конной гвардии. Они были опрокинуты кавалеристами генерала Жана Раппа, под началом которого были два эскадрона егерей конной гвардии и рота мамелюков. Затем конница Раппа атаковала каре одного из батальонов Семеновского полка, захватив артиллерийскую батарею. Семеновский и Преображенский начали отходить, их отступление попытались прикрыть Кавалергардский и Казачий гвардейский полки. В Кавалергардском полку служили сыновья представителей высшей аристократии Российской империи, это их Лев Толстой в романе «Война и мир» назвал «богачами красавцами на тысячных конях». И это был первый бой кавалергардов со дня основания полка. Вначале кавалергардов атаковали два эскадрона конных егерей и эскадрон конных гренадер, а потом по ним ударили 4 эскадрона, которые вёл в атаку маршал Бессьер – один из лучших кавалеристов империи Бонапарта. Его и Мюрата Наполеон считал «первыми кавалерийскими начальниками армии», но отмечал, что

«Мюрат был авангардный начальник, порывистый и кипучий. Бессьер обладал свойствами офицера резерва, полного энергии, но осторожного и рассудительного.»

Жестокое «солнце Аустерлица»
Э. Мейсонье. Конный портрет маршала Бессьера

Жестокое «солнце Аустерлица»
Кадр из мини-сериала «Наполеон» (Франция, Германия, Италия, Канада, США, Великобритания, Испания, Венгрия и Чехия. 2002 г.)

Кавалергарды были разгромлены, многие попали в плен.

Жестокое «солнце Аустерлица»
Кавалергарды в битве при Аустерлице, картина неизвестного художника

А на этой картине Франсуа Жерара генерал Рапп представляет Наполеону взятого в плен князя Николая Репнина-Волконского – командира 4-го эскадрона кавалергардов (он одет в белый мундир):

Жестокое «солнце Аустерлица»

Пятая и шестая колонны союзников были атакованы корпусами Ланна, Бернадота и кавалерией Мюрата. Но гораздо более трагичным было положение войск левого фланга союзников. Уже в 11 часов был отдан приказ к всеобщему отступлению, но три колонны Буксгевдена всё ещё продолжали своё движение, удаляясь от других частей. Лишь бригада генерала Николая Каменского, одного из героев Швейцарского похода Суворова, сохраняла некоторую связь между гибнущей четвёртой колонной и частями Буксгевдена. Она находилась под огнём вражеской артиллерии и несколько раз оказывалась в окружении французских кавалерийских частей, под её командиром была убита лошадь. Потеряв около 1600 человек, эта бригада всё же вышла к основной армии.

А Буксгевден начал отводить свои войска лишь около часа дня, когда увидел французские войска в тылу второй и третьей колонн. К этому времени был разрушен единственный мост через реку Литаву. В результате третья колонна коалиционной армии была практически полностью уничтожена французами, две другие понесли большие потери при отступлении через теснины между озёрами.

Союзники-императоры бежали с поля боя задолго до окончания сражения, причём покинутые свитой и в разные стороны.

Итоги сражения оказались поистине удручающими. Русско-австрийская армия потеряла 15 тысяч человек убитыми и ранеными, ещё 20 тысяч солдат и офицеров попали в плен (в том числе – 8 генералов). Французы захватили также 45 знамён и 180 орудий. Французская армия потеряла около 9 тысяч человек.

Велики были и политические последствия этой битвы. Император Франц II 26 декабря 1805 года заключил в Пресбурге сепаратный мир с Бонапартом. Он уступил ему Венецию, Истрию, Далмацию, Каттаро, Фриуль и потребовал выхода российских войск с территории Австрии. Британский премьер-министр Уильям Питт при известии о поражении коалиционных войск под Аустерлицем заболел и умер 23 января 1806 года.

А Россия продолжила войну с Наполеоновской Францией уже в составе Четвёртой коалиции. Эта война закончилась лишь в июне 1807 года – после подписания Тильзитского мирного договора.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+5
Нет комментариев. Ваш будет первым!