Изображение

Вооружённое столкновение на острове Даманском в 1969 году едва не привело к войне между ключевыми странами соцлагеря – Советским Союзом и КНР. О многих подробностях событий на реке Уссури открыто заговорили лишь после распада СССР.

Стенка на стенку

Китайские коммунисты предъявили претензии на Даманский (Чжэньбао дао) ещё в конце 1950-х годов. Договорами XIX века границу между Россией и Китаем была установлена по китайскому берегу Уссури. Остров Даманский находится в 130 метрах от этого берега. Несмотря на принадлежность к России, он традиционно использовался китайскими рыбаками и крестьянами – они косили на нём траву, собирали хворост и тому подобное. С 1960 года китайцы начали устраивать пограничные провокации.

«От сотни до нескольких тысяч инцидентов в год – такой была динамика развивавшегося конфликта», – отмечает Дмитрий Рябушкин, автор книги «Мифы Даманского».

В 1964 году две страны почти договорились о прохождении границы по фарватеру реки, однако из-за демарша Мао Цзэдуна (или, по другой версии, Хрущёва) документы не были подписаны.

После этого пограничное противостояние приобрело особо демонстративный характер. Китайцы пытались пахать землю на Даманском и пасти скот, хотя для этих целей остров не слишком годился. Случалось, что хунвейбины с громкоговорителями толпами высаживались на острове со стороны уезда Хулинь. В руках они держали плакаты на русском языке с лозунгами против «советского ревизионизма».

Пограничники ближайшей заставы №2 Иманского погранотряда («Нижне-Михайловка») вынуждены были реагировать на факты «захвата» советской территории. Они выталкивали китайские лодки шестами, рвали рыболовные сети, отгоняли рыбаков брандспойтами. Китайцы снимали это на киноплёнку, чтобы на весь мир заявлять о советских «зверствах».

О деталях таких инцидентов рассказывал заместитель начальника «Нижне-Михайловки» Виталий Бубенин, впоследствии получивший за события на Даманском звезду Героя Советского Союза. По его словам, в акциях участвовали сотни человек, включая женщин и детей. Чтобы не пустить их на остров, пограничники выстраивались цепью. Доходило до рукопашной, в которой русским пограничникам противостояли переодетые в гражданскую одежду солдаты НОАК. Китайцы называли эти стычки «групповыми драками».

«Приходят с транспарантами: цитаты на дубинах прицеплены, сверху на палках железные трубы, – описывал потасовки Бубенин. – Наши опять стеной. Те цитаты в карман, дубины в ход. Ничего, вытеснили...»

Хотя огнестрельное оружие не применялось, Китай заявлял о жертвах со своей стороны. Например, в декабре 1967 года пятерых жителей КНР якобы насмерть задавили бронетранспортёры. К концу 1960-х годов драки стали ожесточённее – противники били друг друга палками, цепями, прикладами автоматов.

Характерно свидетельство другого Героя СССР, Юрия Бабанского, который в феврале 1969 года получил назначение на должность командира отделения заставы «Нижне-Михайловка». Придя на заставу, он не нашёл там никого, кроме повара. Тот сообщил, что весь личный состав дерётся с китайцами на берегу. Бабанскому ничего не оставалось, как двинуться на подмогу.

«Наши-то парни и повыше, и поздоровее были, – рассказывал он. – Но и китайцы не лыком шиты — ловкие, увёртливые; на кулак не лезут, всячески пытаются увернуться от наших ударов. Пока всех отмолотили, часа полтора прошло. Но без единого выстрела. Только по морде. Я ещё тогда подумал: «Весёлая застава».

Накаливание обстановки позволило режиму «великого кормчего» перейти к следующему шагу – военному вторжению на Даманский.

Остров героев

Настоящие бои на острове развернулись 2 марта 1969 года. Атака китайцев повторилась 15 марта, после чего конфликт затих. С советской стороны в боях участвовало 300 человек, 58 из них погибли. Китайцы задействовали около 2,5 тысяч бойцов. Не вернулись домой, по разным данным, от 68 до 800 солдат КНР.

Несмотря на гневные тирады в адрес «маоистов», советская власть не спешила разглашать подробности конфликта. Уж больно неприглядной выглядела вражда со вчерашним союзником, в честь которого пели песню «Русский с китайцем братья навек».

Завеса секретности коснулась, например, количества Героев Советского Союза, получивших награду за Даманский. В советский период среди Героев официально назывались лишь пограничники. Из выживших бойцов звезды получили вышеупомянутые младший сержант Юрий Бабанский и старший лейтенант Виталий Бубенин. Посмертно же были награждены начальник Нижне-Михайловской заставы старший лейтенант Иван Стрельников, погибший 2 марта, и полковник Демократ Леонов, командир частей 57-го погранотряда, убитый во втором бою.

Только спустя десятилетия выяснилось, что был ещё один погибший, удостоенный звания Героя СССР. Это 20-летний младший сержант Владимир Орехов, ставший жертвой боя 15 марта. Информация о нём не разглашалась, так как Орехов числился в личном составе 135-й мотострелковой дивизии, то есть принадлежал к регулярным войскам. А это значило, что конфликт, вопреки версии властей, вышел за рамки приграничного инцидента. На поле боя Орехов проявил чудеса мужества.

«Метким огнём из своего пулемёта он уничтожил пулемётный расчёт, нанёс значительные потери, а затем обратил в бегство большую группу вражеских солдат», – говорилось в наградных документах.

Погиб Орехов в ходе контратаки противника, когда прикрывал манёвр товарищей. Он был ранен, рукав его гимнастёрки почернел от крови, но пулемётчик продолжал стрелять, пока его не сразил осколок китайского снаряда.