Изображение

Эталоны красоты кардинально отличались в разные исторические эпохи и в разных частях планеты. Привычные 90-60-90 появились относительно недавно. Например, раньше у русских красотками считались женщины совершенно с другими формами.

До начала XIX века красота представительниц прекрасного оценивалась по наличию живота. Считалось, что его присутствие напрямую влияет на возможность вынашивать и рожать здоровых детей. Также «идеальная женщина» должна быть с широкими бёдрами и большой грудью (младенца ведь ещё нужно было выкормить). То, что сказочные красавицы «и румяны, и белы» — дело, как говорится десятое. Заметно выступающий живот был важнее.

Дам рассматривали не только как путь к продолжению рода и спокойной старости (мол, наследники точно чарку с водой поднесут в непростое время), но и как помощницу по хозяйству. Порой женщинам (и даже дворянского происхождения) приходилось лошадей запрягать, коромысло с двумя 12-литровыми вёдрами воды тягать. Понятно, что хрупкая красавица с такими поручениями явно не справилась бы. Женщине для выполнения не самых простых миссий нужно достаточно весить, а, значит, много есть.

«Красотою женщины считают они толстоту, […] Маленькие ножки и стройный стан почитаются безобразием. […] Худощавые женщины почитаются нездоровыми, и потому те, которые от природы не склонны к толстоте, предаются всякого рода эпикурейству с намерением растолстеть: лежат целый день в постели, пьют русскую водку (очень способствующую толстоте), потом спят, а потом опять пьют…», — описывал эталон русской красоты XVII века английский врач Сэмюэл Коллинз.

При этом живот подчёркивал также происхождение девушки. Есть до отвала, валяться в постели до обеда могла себе позволить только «леди» из состоятельной семьи.

Мода на женские фигуры изменилась к середине XIX века. На смену пышным барышням пришли бледные, худые, мечтательно-грустные девушки, склонные к обморокам. Место любительниц поесть заняли те, кто специально морит себя голодом, чтобы не набрать пару лишних килограммов.