«Жабья голова» от всех превратностей судьбы

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Если вы видели в далёком детстве кинофильм «Город мастеров» (1965), то, возможно, вспомните, что в нём как раз показан такой шлем, правда, носит его пехотинец, а не всадник. Видимо, костюмеры фильма где-то его отыскали и решили использовать в качестве чисто рыцарского атрибута!



Люблю я палаток белеющий ряд,
Там копья и шлемы на солнце горят,

Бертран де Борн, «Песня Менестреля», перевод А. А. Блока

История рыцарского вооружения. В последнее время мы как-то отдалились от нашей рыцарской темы, а ведь она никуда из истории оружия не ушла. Более того, мы ещё многого в ней не рассмотрели, и вот сегодня один из таких пробелов будет ликвидирован – мы расскажем читателям ВО о так называемых шлемах «жабья голова» (frog-mouth helm по-английски) или штеххельм (stechhelm на немецком языке) — очень оригинальном типе шлема, характерного для XV — и всего XVI века.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
«Жабий шлем». Миниатюра из «Романа о Тристане». 1410-1420 гг. Франция. Национальная библиотека Австрии, Вена

А вот ещё одна очень любопытная миниатюра из «Романа о Тристане». На ней очень наглядно показано, как рыцарь в шлеме «жабья голова» наносит удар своим копьем под забрало шлема бацинет своего противника и попадает в прикрывающее горло кольчугу. Очевидно, что этот удар для получившего его всадника будет смертельным!

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
А вот здесь мы видим, что плоские макушки «жабьей головы» тоже могли украшать, причём на них даже носили короны! Миниатюра из «Романа о Тристане». 1410-1420 гг. Франция. Национальная библиотека Австрии, Вена

Причём шлем этот, что бы там ни рисовали художники миниатюристы в своих манускриптах, в настоящих боях никто и никогда не использовал. А применяли его исключительно в качестве турнирного шлема для копейного турнирного поединка— гештеха. Именно поэтому он имел такую мощную защиту шеи и всего лица. Традиционно он входил в комплект турнирного полудоспеха, который назывался штехцойг. Подвижным этот шлем не был, а напротив – совершенно неподвижно прикреплялся к кирасе, чтобы составить с ней единое целое.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Миниатюра Жана Фуке из «Часослова Симона де Вари» c портретом заказчика. 1455 г. Музей Поля Гетти, Лос-Анджелес

Характерные черты этого шлема таковы: прежде всего плоская форма его верхней части и клинообразная вытянутая вперёд лицевая часть. Благодаря этому, в какое бы место этого шлема турнирное копье ни попало, оно всегда с него соскальзывало. Затылочная часть купола жёстко соединялась (кузнечной сваркой или при помощи заклёпок) с куполом шлема. Получалось, что и защита лица, шеи и ключиц соединялись в одно целое. Этим достигалась полная монолитность защиты верхней части тела и исключительная прочность самого шлема, устроенного так, чтобы внутри голова его владельца нигде бы самого металла не касалась!

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Продолжаем изучать миниатюры из «Романа о Тристане». На этой миниатюре мы видим, как рыцари обмениваются ударами, направленными друг другу в шлемы, но никакого вреда причинить не могут!

Тем не менее шлем этот мог с кирасы сниматься. Для этого сзади он имел пряжку для пристёгивания к спине кирасы, а спереди защёлку, которой обеспечивалось жёсткое крепление шлема к нагруднику.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
А вот на этой миниатюре из романа «Ланселот дю Лак» (также «Смерть короля Артура»), 1400-1425 гг. Париж, Национальная библиотека Франции, изображено нечто странное – пеший поединок на мечах, причём оба поединщика изображены в шлемах «жабья голова», да ещё и с дополнительными отверстиями для дыхания. Вроде бы ни в одном из музеев таких шлемов нет… И кровь почему-то буквально хлещет из-под этих шлемов. Это как же надо было так постараться, чтобы в этих шлемах так пораниться?

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Чёрно-белая фотография из Метрополитен-музея в Нью-Йорке, на которой вы видите полный турнирный доспех из собрания этого музея вместе со шлемом «жабья голова» и круглыми пластинами бесагю для защиты подмышечных впадин

Подшлемник имел довольно сложную конструкцию и был устроен таким образом, что привязывался к шлему изнутри, но завязки его завязывались у него снаружи. И был он достаточно толстым, чтобы защитить голову владельца от травм в случае прямого удара копьём в шлем.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Турнирный доспех с «жабьим шлемом» из собрания Дрезденской оружейной палаты. Фото автора

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Подшлемники и «жабий шлем» из собрания Дрезденской оружейной палаты. Фото автора

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Рыцарь, одетый в этот же доспех, и на коне для участия в так называемом «турнире мира», то есть полностью безопасном и для человека, и для его коня! Метрополитен-музей, Нью-йорк

Из-за того, что «жабий шлем» голову и шею своего владельца облегал не слишком плотно, не так, как другие боевые шлемы, внутри оставалось достаточно места для воздуха, поэтому дышать в нём было не слишком тяжело, а снимался он с головы через верх.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Шлем «жабья голова», ок. 1500 г. Изготовлен, скорее всего, в Нюрнберге. Вес 8097 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Этот же шлем. Вид сбоку и с ремешками – завязками подшлемника

Одна сплошная смотровая щель находилась очень высоко, не на уровне глаз, а «на лбу», чтобы опять-таки во время копейного поединка, когда всадник наклоняется вперёд, он имел хороший обзор – но стоило в момент удара ему выпрямиться, как никакое копье не могло уже попасть в эту щель. Оно попросту встречало перед собой сплошную стену из стали, по которой его наконечник и скользил. Таким образом, попадание в смотровую щель на сто процентов исключалось, а других отверстий (кроме как отверстий для завязок подшлемника) на нём не имелось.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Шлем «жабья голова», 1475-1500 гг. Вес 8769 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Рыцарь середины XIV в., одетый в турнирные доспехи. Иллюстрация из книги Виолле-ле-Дюка. Очень хорошо показан шлем типа гранд-хельм — переходная форма от боевого топфхельма XIV в. к чисто турнирному шлему «жабья голова»

То есть шлем этот, по сути дела, представлял собой абсолютную защиту для участника конного турнира. Однако достигалось это достаточно дорогой ценой: из-за того, что толщина стенок этого шлема была 3 мм и более, вес его мог доходить до 10 кг.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
А вот так голова рыцаря в подшлемнике помещалась внутри шлема «жабья голова». Рисунок из собрания Метрополитен-музея в Нью-Йорке

Происхождение шлема «жабья голова» наглядно прослеживается при сравнении его со шлемом топфхельм. Вернее, с поздней его разновидностью «сахарная голова», которая к началу XV века уже вышла из употребления в качестве боевого, но продолжала использоваться на турнирах. Происходило это как благодаря инерции мышления, так и в силу устоявшейся турнирной традиции, пришедшей ещё из XIII века.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Миниатюра из манускрипта «История Троянской войны», 1441 г. Германия, Германская национальная библиотека, Берлин

Такие шлемы с высокой макушкой было удобно украшать. Объёмный шлем с нашлемными украшениями был хорошо заметен издали и делал фигуру самого всадника… более монументальной. Однако защитные свойства этого шлема также были хороши, и в плане защиты «сахарные головы» даже превосходили бацинеты.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Кираса и шлем доспеха штехцойг, 1494 г. (с более поздними заменами и дополнениями). Изготовлены Лоренцем Хельмшмидом (Аугсбург, ок. 1445–1516). Был частью доспехов, заказанных Максимилианом I (император Священной Римской империи с 1508 по 1519 год) у двух известных оружейников, братьев Лоренца и Йорга Хельмшмидов. Доспехи использовались на турнирах, проведённых в Инсбруке, в Австрии в честь свадьбы Максимилиана 16 марта 1494 года с Бьянкой Марией Сфорца (1472–1510). Довольно популярный на немецкоязычных территориях гештех представлял собой форму поединка, в котором два противника верхом на лошадях использовали затупленные копья, чтобы выбить друг друга из седла или нанести удар по тарчу (маленькому щиту), прикрывавшему грудь и левое плечо. Доспехи, используемые для гештеха, включали шлем, прочно закреплённый на груди и на спине, а также два крюка – опоры для копья спереди и сзади, чтобы всадник мог удерживать копье на весу. Считается, что эти детали изготовлены в 1494 г. Общий вес 19,94 кг. Филадельфийский музей искусств, Филадельфия

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Помимо крюка спереди у этого доспеха был крюк ещё и сзади…

Вот почему даже в XV веке топфхельм всё ещё применялся на турнирах, причём особенно были они популярны в Англии. И, разумеется, все оружейники стремились повысить их защитные свойства, благо теперь необходимости иметь у шлема хороший обзор именно для рукопашной схватки уже не существовало. Ведь турниры стали подразделяться на схватки конные и пешие, и доспехи для них тоже были специальные. Никто теперь в доспехах для пешего поединка в конный бой не вступал, равно как и всадник в доспехе для конного боя в пешем бою не участвовал. Единство боевого и турнирного доспеха осталось теперь уже в далёком прошлом!

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
И вновь очень поучительная миниатюра из «Романа о Тристане» – рыцарь в шлеме «сахарная голова» наносит удар копьем прямо в смотровую щель шлема салад своего противника

Шлем стали собирать из металлических пластин, понемногу вытягивая его в высоту и вперёд, а смотровые щели с учётом посадки всадника в турнирном седле – подымать всё выше и выше. Со временем «сахарная голова» полностью потеряла свои качества шлема для боя в рукопашную, лишилась своей заострённой макушки – и вот так и превратилась в «жабью голову». То есть шлем, ставший исключительно популярным элементом турнирного снаряжения для гештеха, для которого в первой половине XV века был создан даже особый комплекс турнирных доспехов, получивших название штехцойг.

«Жабья голова» от всех превратностей судьбы
Ещё одна миниатюра с рыцарем в шлеме «жабья голова». Манускрипт «Тристан и Изольда», 1447-1449 гг. Франция. Королевская библиотека Бельгии, Брюссель

Более того, этот шлем и просуществовал вплоть до самого исчезновения турнирных поединков, настолько он был удобен и функционален. Именно поэтому много таких шлемов сохранилось по сей день и экспонируется в различных музеях как Европы, так и Америки. Штеххельм приобрёл и большую популярность в качестве геральдического шлема, указывая на принадлежность его обладателя к дворянскому, то есть в прошлом – к рыцарскому сословию.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!