Пока Красная Армия вела на фронте войну против вермахта, в тылу советским людям не давали покоя бандиты. В обстановке неразберихи и при ослабленных местных органах правопорядка (милиция и НКВД были вынуждены отдать лучших сотрудников и технику в войска) стало легче найти оружие и ускользать от закона. Дефицит, рост цен и беззащитность граждан привели к тому, что бандиты стали дерзкими и гнались за наживой, невзирая на сложное для всей страны время. Уже в 1941 г. в СССР был отмечен значительный рост преступности – все больше становилось квартирных краж, уличных ограблений и убийств, подделок документов и продовольственных карточек. Некоторые бандиты создавали преступные группировки, «прославившиеся» своими криминальными «подвигами». Состав банд пополнялся уклонистами и дезертирами, не желавшими погибать за родину.

«Зиг-Заг»

Например, банда «Зиг-Заг» (минимум 12 человек) лишила сна и отдыха правоохранителей блокадного Ленинграда. Бандиты с 1941 г. совершали мошенничества с продовольствием и убийства. Уголовники наладили контакт с немецкой разведкой, взяли в группу сотрудников торговли и украли у города всего более 17 тонн продуктов. Главарь банды Виталий Кошарный, уголовник со стажем, сидевший за подделку документов, как раз для подделки и стал работать с немцами – у них получил типографские шрифты. Взамен он печатал немецкие пропагандистские листовки. По фальшивым карточкам «Зиг-Заг» получал все продукты, которые поставлялись в город. Конечно, они не только пировали, но и продавали еду за огромные деньги. В ходе своих преступлений они убили милиционера. Но в конце концов были схвачены и предстали перед судом. Всех бандитов, включая входивших в банду женщин, расстреляли 30 июня 1942 г.

Гравёр Герасим Окунев

Еще один любитель подделать продовольственные карточки, Герасим Окунев, появился в Москве. 45-летний инженер оборонного завода переехал из Челябинска, где украл шрифт, и затем организовал подпольную типографию. Окунев и его жена печатали все: карточки, пропуска, документы. Полученные преступным путем продукты они продавали на черном рынке. В деле был и сын Окунева. Он воровал на заводе инструменты. В банду входило еще несколько приятелей и коллег инженера, имевших благодаря своей работе, доступ к необходимым расходным материалам. И все бы еще долго так продолжалось, но однажды жена Окунева была замечена. Директор магазина, где она постоянно отоваривалась, случайно увидел ее в другом магазине, находившемся довольно далеко от его собственного. Он сообщил об этом в милицию. После проверки банда была обнаружена и в феврале 1944 г. Окунев и его подельник Гайниев были расстреляны. Жену и детей отправили в тюрьму.

Васька-граф

В Самаре (тогда г. Куйбышев) орудовала банда из 9 преступников, все в возрасте 17-20 лет. Возглавлял ее 20-летний Василий Аграфенин. Бандиты ограбили не менее 20 квартир, убивали и насиловали своих жертв, останавливали людей на улицах и опустошали их карманы. Иногда они с помощью поддельных удостоверений притворялись сотрудниками НКВД, иногда – другими советскими служащими. Когда их наконец-то нашли, преступники оказали сопротивление и убили милиционера. Васька Аграфенин был убит, еще один бандит был ранен и отправлен в тюрьму.

Банда Хасана Исраилова

Банда Хасана Исраилова в Чечено-Ингушетии действовала под предлогом борьбы против коммунистов и включала в себя 14 человек. Они провоцировали других совершать налеты и устраивать беспорядки, не платить налоги, не идти в армию, нападать на советских военнослужащих. Вот почему их действия именуются еще «восстанием Исраилова». Позже, осознав бесперспективность борьбы, Исраилов стал сотрудничать с НКВД. Он сдавал своих товарищей, и тех ликвидировали. При этом сам он вынужден был участвовать в реальных нападениях на милицию и войска. 25 декабря в перестрелке с солдатами внутренних войск Исраилов был застрелен. Волнения в регионе продолжались до середины 1950-х гг.

Банда Павлова в Якутии

Главой ее был 50-летний эвенк, Егор Павлов, до войны председатель колхоза им. «18-й Партконференции» и член коммунистической партии. В августе 1942 г. колхозники начали бежать, были среди них и промысловики, умевшие жить в лесу. Там они спрятали свои семьи, а сами объединились для разбоя и совершили несколько налетов: на стойбище местного оленевода, магазин и прииск «Крутой», а также на склад с продовольствием. Вскоре они стали грабить все соседние прииски, убивая тех, кто сопротивлялся. Банда орудовала полгода – в феврале 1943 г. НКВД обезвредил бандитов. Их «сдали» милиции местные охотники. К этому моменту группа насчитывала уже 29 человек, которых удалось арестовать после долгой погони по лесу и перестрелки. В ходе этого боя Павлов был ранен, пытался бежать и вскоре умер. Погибли еще трое бандитов и жена Павлова. Характерно, что павловцы собирались продолжать свою бандитскую деятельность под видом борьбы с советской властью.
Подобных бандформирований в годы войны было немало. Уровень преступности рос всю войну и начал снижаться только в 1945 г. (на 10% уже в первом полугодии), когда милиционеры начали возвращаться с фронта.