Французская тактика против французов, или как русские победили Наполеона

В чём заключалась великая военная тайна Наполеона, позволявшая ему одерживать победы? Почему русская армия не только смогла остановить натиск французов, но и закончила войну в Париже? Попытаемся разобраться в тонкостях тактики эпохи наполеоновских войн.


Армия Французской республики одержала немало побед над самыми лучшими войсками Европы.

Ещё недавно казалось, что революция будет подавлена: в июле 1792 года герцог Брауншвейгский гордо диктовал свой знаменитый «Ультиматум», объявлявший народ Франции мятежниками и грозивший им страшными карами. Пруссаки стояли на Рейне, а в сентябре дошли до Вердена.

Но уже осенью картина резко изменилась. Республиканские части одержали победу при Вальми, начали поход в Бельгию и наступление на Рейне.

В следующем году революционные полубригады освободили захваченный англичанами Тулон и устроили наступление в Савойе. В 1794 году французы создали марионеточный режим в Голландии, заняли Флоренцию и Пьемонт. А в 1796 году началась победная Итальянская кампания, вознёсшая на вершину славы молодого генерала Бонапарта.

Не от хорошей жизни

Многочисленные победы французов связывают с военной новинкой, впервые массово применённой в ходе боёв, — тактикой колонн. Причём — что особенно интересно — появилась она не потому, что революционная армия была самой передовой. Совсем наоборот.

«Необученные батальоны не могли удержать равнение в линиях и превращались в толпы стрелков, ведущих частый огонь без команды, другие, шедшие за ними, сбивались в подобие колонн, «так как всё равно не собирались стрелять“, и решительно шли вперёд», — пишет историк О. Соколов.

Плохо обученные бойцы, попавшие в армию в ходе массового призыва, не могли сравниться по автоматизму действий и вымуштрованности с солдатами профессиональных армий Европы и поэтому были вынуждены импровизировать. Так естественное желание спастись от пуль за спинами товарищей превратилось в эффективнейший тактический приём.


Как это работало?

Импровизация очень неплохо сработала, и французская армия, имея весьма посредственный уровень выучки, быстро начала громить ранее непобедимых врагов. Те же пруссаки, оказавшиеся французам не по зубам в Семилетнюю войну, были многократно биты «революционным сбродом», который немецкие генералы открыто презирали.

Одним из первых удачных примеров применения атаки колоннами стало сражение при Жемаппе в 1792 году, где генерал Дюмурье разбил австрийскую армию. В начале боя французский боевой порядок был выстроен во всем привычные линии. Это было проще для командиров, которые учились именно так разворачивать войска, и позволяло избежать больших потерь от артиллерийского огня. Когда прозвучал сигнал к атаке, стоявшие в центре батальоны быстро перестроились и начали решительно наступать на врага.

Всего за двести шагов до ощетинившихся штыками линий неприятеля генерал Дюмурье приказал снова развернуть колонны в линии и атаковать австрийцев уже в развёрнутом порядке. Это помогло избежать больших потерь от ружейного и артиллерийского огня на минимальной дистанции.

От революции к империи

Однако чем дальше, тем более профессиональной становилась французская армия. Солдаты первых лет консульства, а затем империи были уже не те юнцы, что сбивались в колонны, чтобы преодолеть страх. При этом в вопросах тактики наполеоновской армии царил поразительный консерватизм. Вплоть до конца империи продолжал действовать «Полевой устав 1792 года», который представлял переписанный с небольшими изменениями устав королевской армии, изданный ещё в 1778 году.


Именно в военном уставе 1792 года появилась концепция «колонн к атаке» — собственно, то самое плотное построение из множества шеренг, придуманное ещё французскими военными теоретиками XVIII века, а затем интуитивно превратившееся в оружие победы революционных войск.

По мере того, как в армии увеличивалось число ветеранов, прошедших несколько кампаний, французы всё чаще возвращались к линейному построению. Такой боевой порядок был более привычен для офицеров, унтер-офицеров и поддерживался военным уставом, считавшим именно линию основным боевым построением.

Смешанный боевой порядок

Хотя при империи линейная тактика пережила своеобразный ренессанс, чаще всего использовался смешанный тип построения — когда атакующие шеренги сочетались с поддержкой в виде стрелковых линий. Именно так были одержаны почти все победы Наполеона.

Пример полностью линейного построения встречается лишь один раз в небольшом сражении 1807 года при Майде, в Калабрии, где французы сражались с английским экспедиционным корпусом. Что характерно, попытавшись атаковать британцев развёрнутым строем, французы проиграли бой и понесли тяжёлые потери.

Во всех остальных случаях — от Аустерлица до Ватерлоо — Наполеон применял то, что французы называли Ordre Mixte («смешанный боевой порядок») — тактический приём, придуманный графом де Гибером.


Согласно этому правилу, армия в бою принимала следующий вид: новобранцы или просто хуже обученные части выстраивались в плотные колонны, дающие солдатам «чувство локтя» и ощущение уверенности в собственных силах. Ветераны строились в линию из трёх шеренг, которая шла вместе с колоннами, прикрывая их плотным ружейным огнём (напомню, что колонны могли эффективно атаковать только «в штыки»).

А что в России?

Вплоть до завершения наполеоновских войн основным документом, описывающим тактику русской армии, был Устав 1796 года, изданный ещё при императоре Павле I. Этот устав вовсе не был так плох, как порой утверждают о всех павловских нововведениях. Это был добротный документ, типичный для европейской армии того времени, созданный с учётом военного опыта последней большой войны — Семилетней.

В уставе 1796 года присутствовали даже взводные колонны, которые, впрочем, использовали более для маршей, чем для боя. Именно их в сражениях Итальянской кампании 1799 года применял А. Суворов. Причём как раз на французский манер, в сочетании с линейным построением поддержки.

Но использование колонн в бою было «неофициальным» и зависело от желания командующего армией. В основе учения лежала линейная тактика. Опыт больших кампаний 1805–1807 года заставил изучать французский смешанный строй с гораздо большим вниманием.

Как русские снова превзошли своих учителей

В 1807 году вышла работа «Опыт начальной тактики», где впервые официально допускалось использование атакующих колонн. В 1810 году увидела свет книга «Опыт высшей тактики», в которой концепция нашла даже более полное воплощение, чем у французов.


«Для составления боевого порядка армии надлежит всегда употреблять движение в колоннах, потому что наступление линией (из-за медленной скорости) даёт неприятелю время переменить его расположение».

Документ прямо ссылался на опыт Суворова, рекомендовавшего использовать смешанный строй для атаки французских сил. В уставе, изданном в 1811 году, колонны уже становятся привычным инструментом командира на поле.

Таким образом, получилась парадоксальная картина. Французская армия использовала смешанный строй, почти не имея описывающих эту тактику документов, в полуофициальном порядке. В то время как русская армия, столкнувшись с достойным противником, очень быстро приспособилась и не только освоила наполеоновские уроки, но и обобщила их в ряде теоретических работ, над которыми работал целый военный комитет под руководством цесаревича Константина.

Именно в гибкости, готовности к реформам и в способности быстро осваивать самые передовые военные идеи заключался ключ к успехам русской армии в Отечественной войне 1812 года и Заграничных походах 1813–1814 годов, завершившихся полным разгромом империи Наполеона.

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!