Учитель

07:49
/
111
/
Учитель


Был у нас замечательный учитель математики. Высокий, сильный, умный ...
Он прошел войну, хоть и не любил об этом рассказывать, и математика в его изложении была страшно интересной и максимально прикладной: он мог расписать на доске сумасшедшей сложности пример, а потом решить его в уме за две минуты в приближенном виде. Через сорок минут, приняв от нас результаты, показывал свой — обычно он отличался на доли процента.
— Как правило, в жизни большего и не надо! Учитесь приближенному быстрому счету!



Он заставлял нас вымерять длину шага, чтобы мы могли точно измерять расстояния, он учил нас замерам на местности, рассказывал о расчете координат по вспышке и звуку выстрела: делал всё, чтобы мы поняли, что математика — очень практичная теория.

Его авторитет среди учеников был непререкаем: кто еще мог вполне серьезно сделать вид, что собирается повесить нерадивого ученика, пытавшегося сорвать урок, на пристенный крюк для плакатов? В те годы, в самом начале 60-х, у нас еще была школьная форма старого образца — серые брюки и гимнастерка с ремнем, который вполне мог выдержать вес пацана. И когда Лев Сергеевич шутя, как авоську с картошкой, приподнял его у крюка, наш хулиган перепугался не на шутку, и больше никогда бузить не пробовал. Добрая сила иногда полезнее учительских проповедей.

А как он фотографировал! К тому же он вел фотокружок в районном Доме пионеров, и конечно же, половина наших мальчишек со своими простенькими семирублевыми «Сменами» была его усердными учениками. Он учил видеть красоту даже в простом осеннем листе, упавшем в лужу; учил ставить свет, снимать и жанр, и портрет; да и красота пейзажей царскосельских парков и дворцов позволяла и нам делать неплохие снимки. И потому наш кружок на отчетных фотовыставках в Ленинградском Дворце пионеров регулярно брал призовые места.

Он прекрасно чувствовал класс, и если наше внимание падало, умел какой-нибудь короткой историей из своей богатой жизни встряхнуть наше внимание.
Помню его рассказ о письме бабульки внуку на фронт, развеселившему весь взвод: «Ванятка, ты, главное, из окопа не высовывайся зазря — не дай Бог, германец в глаз попадёт!»

Или короткий и точный рассказ о том, что любое установленное правило необходимо чтить:
«После войны разминировали мы минные поля на границе с Турцией. (Пояснение молодым: Турция готова была вступить в войну на стороне Германии, ждала только подходящего момента, и предосторожность эта, как и зачистки на Кавказе, и наши дивизии на границе даже в декабре 1941 — всё это было нелишним. /автор/)

Устав не позволяет сходиться на минном поле даже двоим саперам, но работа была почти закончена, и один солдат подошел к другому — попросить прикурить. И наступил на черенок лопаты, на которой в этот момент стоял его друг. Неснятая противопехотная мина сработала под серединой черенка, как раз между ними. Одному крупной щепкой разбитого черенка сильно поранило ногу, другого просто оглушило. Помните, ребята: правила ТБ пишутся кровью!»

Вот такой был Учитель. Пятьдесят лет прошло, а я помню его уроки. И не только математики.


Владимир Репин

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!