А меня за что?

В Подмосковье полицейские при задержании сломали руку журналисту ВГТРК

Максим Сечко несколько дней провел со сломанной, опухшей рукой в «обезьяннике», пока его все-таки не отпустили, не найдя доказательств виновности.

Есть такая работа – пропагандон. Я знаю много таких людей. Они работают в федеральных СМИ, где им говорят, что писать и как подавать то или иное событие. Возьмём, например, последний митинг на проспекте Сахарова, где было больше 50 тысяч человек. Как подать, если ты пропагандон?

А меня за что?
А меня за что?

1. Из огромной толпы найдем самый фриков, идеально какого-нибудь бомжа или совсем маргинала и подснимем его. Естественно среди такой толпы найти можно кого угодно. Делаем акцент на том, что на митинги ходят только городские сумасшедшие.

2. Опрашиваем народ и оставляем только самые неудачные интервью и корявые ответы. Желательно, чтобы люди говорили, что они не понимают, куда пришли.

3. Обязательно надо сказать, что все пришли на концерт, а не на митинг! (Ага, вот только концерта не было, да и какой вообще концерт без нормального звука и света может быть?..)

Обслуживанием линии партии занимаются тысячи людей, которые работают во всех этих ВГТРК, НТВ, «Лайфа»… Из них есть небольшой процент идейных. Но большинство вполне адекватные. Они общаются с коллегами из других изданий, они всё понимают. Они убеждают себя тем, что это просто работа. Ну, кто-то туалеты моет, а кто-то ерунду пишет… есть ведь надо что-то, семью кормить.

И когда заходят споры о профессиональной этике, пропагандоны часто говорят:

«Вот вас посадят, закроют ваш канал, сайт заблокируют. Неужели вы не понимаете, в какой мы стране живём?!».
Люди по ту сторону почему-то уверены, что их это не коснётся…

Но оказалось, что даже должность продюсера ВГТРК — телекомпании, усердно доказывающей, что ОМОН действует по закону и бить людей можно, не спасает от удивительных обвинений и тех же избиений полицейскими.

Максим Сечко работает продюсером в программе «Утро России», где готовит сюжеты о здоровом образе жизни и правильном питании. Вечером 16 июля он отправился на день рождения к своей знакомой, но дальше двора не ушёл — у подъезда его остановили сотрудники полиции. Соседки указали на него, как на человека, который «кидал банки с 8 этажа на детскую площадку и машины». Полицейские попросили его предъявить документы, но паспорт Максим с собой не взял и отправился за ним в квартиру вместе с нарядом. В подъезде между ними началась потасовка, начавшаяся, по словам Сечко, с того, что его толкнул один из полицейских, на что он ответил тем же.

«Одно дело попросить показать документы, а другое обращаться как с зэком. Завязалась драка, их двое, я один. Не знаю, чем они меня били, но я почувствовал сильную боль в руке. Они вытащили меня на улицу и посадили в машину. Рука стала быстро опухать и посинела. Несмотря на это меня ещё час продержали в наручниках в отделении. От наручников боль становилась только сильнее».

Позже его доставили в одинцовскую травматологию, где у него был диагностирован ушиб руки. Следующие сутки продюсер ВГТРК Максим Сечко провёл в участке, ожидая суда. Но не за те самые банки, которые кто-то бросал из окна, а за оскорбление сотрудника полиции в пьяном виде.

«Меня обвинили в том, что я в состоянии опьянения оскорбил сотрудников полиции. Но я даже не помню, когда в последний раз употреблял алкоголь, настолько давно это было. Я готовлю передачи на канале «Россия 1» о здоровом образе жизни, питании, занимаюсь йогой, медитациями. Алкоголь меня вообще не интересует. Да и вообще меня изначально задерживали по выдуманному бросанию банок с окна, а потом об этом забыли. Типа просто ошиблись».

В итоге он получил двое суток ареста, а позже вновь обратился в ту же самую больницу со старой болью в руке. И только тогда оказалось, что это никакой не ушиб, а двойной перелом.

А меня за что?
А меня за что?
«Посетив врача, я заехал в отделение к начальнику полиции, чтобы разобраться в ситуации. Но понимания вновь там не встретил. Мне стали угрожать, что найдут видео, как я кидаю эти злосчастные банки. И я сказал ищите. Потому что никаких банок я не кидал».

Через несколько дней полицейские и росгвардейцы будут бить протестующих на московских улицах и в переулках, а федеральные каналы — рассказывать о том, что стражи правопорядка предотвратили цветную революцию в столице. И только продюсер утренних программ о здоровье на «России 1» будет не понаслышке знать, что получить физическое увечье и последующее ложное обвинение можно не просто выйдя на протестную акцию, а даже в подъезде своего дома.

Еще раз хочу напомнить, что если ты поддерживаешь беспредел, то беспредел рано или поздно придёт и в твой дом.

А меня за что?

Илья Варламов