Сенатор Вячеслав Мархаев: «Люди призывают к диалогу, а вместо диалога - полицейские дубинки»

Член Совета Федерации от Иркутской области и бывший командир ОМОНа Вячеслав Мархаев в интервью Би-би-си объяснил, почему он выступил с резкой критикой действий правоохранительных органов при разгоне оппозиционных акций в Москве.

Ранее Мархаев на своей странице в «Инстаграме» назвал действия полицейских во время митинга неправомерными и «профессионально безграмотными».

Сенатор Вячеслав Мархаев: «Люди призывают к диалогу, а вместо диалога - полицейские дубинки»

В 2000 году Мархаев возглавил отдел по охране общественного порядка МВД Бурятии (республика граничит с Иркутской областью). Был заместителем министра внутренних дел Бурятии, в 2006 году ушел в отставку. Мархаев является членом КПРФ.

С сенатором поговорила корреспондент Би-би-си Анастасия Голубева.

Би-би-си: Почему вы решили выступить с таким заявлением?

Сенатор Вячеслав Мархаев: «Люди призывают к диалогу, а вместо диалога - полицейские дубинки»

Вячеслав Мархаев: Мне задавали вопрос, не связано ли это с тем, что я кандидат в мэры [Улан-Удэ]? Конечно, нет. Я 20 лет отработал в органах, 7 из них — командиром ОМОНа. Видя в сетях действия мои коллег… Почему я написал, что действия сотрудников не совсем были правильными в профессиональном отношении? Я зачастую знаю, что власти дают команду, и наши сотрудники просто ее выполняют. Поэтому когда наши коллеги волочат человека с ограниченными возможностями, или женщину бьют кулаками или дубинками — я считаю, что это недопустимо. У нас же есть соответствующая норма применения специальных средств.

Или если бы мы видели хулиганские проявления, применение каких-то предметов со стороны этой группы лиц, но я, по крайней мере, этого не видел.

Ну а так, почему такие вещи стали возможными? Потому что отсутствует диалог власти. Вообще, это политический вопрос. Не допустили наших москвичей в Мосгордуму. Давайте, ответьте, почему не допускают? Кого-то допускают, кого-то нет, избирательно. Поэтому люди вышли услышать власть и призывают их к диалогу. А вместо диалога — полицейские дубинки. Поэтому, конечно, наши спецподразделения тоже становятся заложниками этого процесса. Не совсем правильные действия власти вызывают такую реакцию нашего населения.

Би-би-си: Вы сказали, что есть приказ от власти. Но ведь это конкретные полицейские или сотрудники ОМОНа бьют людей или жестко задерживают.

В.М.: Я не думаю, что были прям уж такие приказы, жестко применять физическую силу. Я не думаю, что такие установки дают. Но видя по действиям [сотрудников правопорядка], видимо, может быть соответствующие были указания — показать, что есть у нас власть, и нарушать никому не позволительно.

Понятно, что не всегда, когда мы можем соответствовать в рамках действующего законодательства. Нас настолько ограничили. Надо подавать за несколько дней [заявку на митинг]. Люди возмущены такими решениями. Вышли на улицу высказать свое мнение. Ну давайте поговорим, почему такая реакция получается? Еще раз хочу заявить: нужен диалог власти с гражданами. А использование Росгвардии и других сил, наверное, не совсем будет правильным и в дальнейшем будет увеличивать градус напряжения. Это крайне опасно, и могут быть очень серьезные последствия.

Но при этом Майдан, конечно, — это плохо. Я не думаю, что на митинг вышли люди с определенными целями, режиссуры запада. Я думаю, что выходят туда простые люди, которые ищут правду и хотят быть услышанными.

Би-би-си: В Совете Федерации как раз было совещание комиссии по иностранному вмешательству в выборы в Мосгордуму, и некоторые ваши коллеги заявляли о том, что митинги были проплачены западом. Как вы думаете, правильная ли это риторика Совета Федерации?

В.М.: Какая бы не была риторика наших коллег, но это же наша страна, наши люди. Поэтому мы должны у себя в стране конструктивно и мудро решать такие возникающие моменты. При чем здесь запад? При чем здесь западное влияние? Можно под этим соусом очень красиво преподнести: «Видите, режиссура, и мы тут будет таким образом [силовым] локализовывать». Я думаю, что у этого будут тяжкие последствия.

Властям надо сделать серьезные выводы и не давать поводов. Казалось бы, ну что нельзя допустить людей, которые хотят попробовать в выборную кампанию быть полезными и избраться? Но почему такой фильтр мы устраиваем? Почему так избирательно относимся к определенной категории желающих? И почему такая реакция? И что получается, за спиной тех людей, которые баллотируются в Госдуму, Госдеп стоит или что? В общем, не понятно.

Би-би-си: Лидер КПРФ Геннадий Зюганов тоже заявлял, что протесты в Москве были проплачены Америкой. Как вы к этому относитесь? И как отнеслись в партии к вашему заявлению?

В.М.: Никакой реакции не было наших лидеров. А то, что Геннадий Андреевич высказал мнение, — как раз против Майдана. О том, что диалога нет, он об этом неоднократно говорил, и продолжает призывать власть к диалогу с людьми. В этом ключе Геннадий Андреевич совершенно прав. Мы против Майдана, но мы призываем власть к диалогу с народом.

Сенатор Вячеслав Мархаев: «Люди призывают к диалогу, а вместо диалога - полицейские дубинки»

Би-би-си: Вы будете участвовать в московской повестке?

В.М.: Я думаю, что вопрос этот поднимем в повестку на комитете по обороне и безопасности. Мы обязательно устроим обсуждение, и те же депутатские запросы в целом по действиям нашей власти и наших спецподразделений [будем отправлять].

Би-би-си: А в митингах будете участвовать? Не планируете?

В.М.: У нас сейчас идет предвыборная кампания. Я являюсь кандидатом в мэры в городе Улан-Удэ. Мы на себе тоже видим такое отношение власти, которая все делает, чтобы не допустить, дискредитировать и создать общественное мнение, что оппозиция — это плохо. Поэтому мы выступаем и тоже требуем диалога и законности проведения выборной кампании. Но мое высказывание не связано с выборной кампанией.

Сенатор Вячеслав Мархаев: «Люди призывают к диалогу, а вместо диалога - полицейские дубинки»