Советский Союз разрушили перехватчики

Ленинская модель была ошибочной, хрущевская власть – преступной

Советский Союз разрушили перехватчики

Уникальность советского государственного и социально-экономического эксперимента признается поныне. Но в основном за пределами теперь уже бывшего СССР.

Большинство политических деятелей и экспертов, обсуждающих эту тему, резонно полагают, что крах СССР обусловлен выбором изначально ошибочной ленинской модели некоего равноправия союзных республик ().

Ибо на деле Россия уже с начала 20-х стала ко все большему ущербу самой себе по нарастающей спонсировать «окраины», а после 1945-го – еще и почти все страны социализма. Потом на довольствие были поставлены государства «социалистической ориентации» и якобы дружественные развивающиеся.

Причем эта линия сопровождалась гонкой вооружений с США, после 1956-го – возникновением и нарастанием второго очага конфронтации – с КНР. Словом, Россия, как считали американские и многие другие зарубежные деятели и аналитики начала 90-х, надорвалась, проводя столь ущербную и затратную политику. А следом за ней, естественно, сломался СССР.

В более широком контексте Збигнев Бжезинский отмечал, что главной «личностно-государственной» точкой отсчета ускорения кризиса в СССР стали кончина Сталина и последовавшее разложение работоспособной административно-хозяйственной системы страны, все более «уникальные» ошибки в идеологической, социально-экономической, внешнеторговой политике.

Схожее мнение высказывал Шарль де Голль: «Сталинская Россия не та, что ушла вместе с монархией. Но без достойных преемников и преданных его делу профессионалов на местах сталинское государство обречено».

Напомним и точку зрения Мао Цзэдуна: «У нас под боком спят люди типа Хрущева, пора их разбудить (Китаю это удалось еще во второй половине 60-х – начале 70-х. – А. Б.). Хрущев начал предательство с кощунства над Сталиным, а завершат это дело он или его преемники Советским Союзом. Они надругались над авторитетом не только Сталина, но и над тем, что он олицетворял: советским государством, самой идеей социализма.

Но дальновидности Сталину не хватило: при жизни не обеспечил выдвижения преданных его делу преемников, не устранил скрытых противников его политики в руководящих органах». Мао точно спрогнозировал: «Правление Хрущева окажется недолгим, но последствия… будут сказываться десятилетиями».

После 1945-го Сталин стремился уравновесить растущее спонсирование со стороны РСФСР других союзных республик ужесточением контроля за их социально-экономической и идеологической политикой. Одновременно проводилась линия на ограничение всевластия партийной бюрократии, как и на устранение с руководящих постов, особенно в производственных отраслях, некомпетентных чиновников.

Но номенклатура по понятным причинам активно саботировала такую политику Сталина. И делала это все более безнаказанно по мере ухудшения его здоровья и перехвата в начале 50-х руководящих функций «соратниками и учениками», как именовали хрущевцев до 1955 года.

А для них и их последышей именно власть была маниакальной целью. Тем временем ситуация в стране ухудшалась, а бюрократия становилась все более некомпетентной, вдобавок разрасталась рекордными темпами да еще с усиливающимся националистическим душком на местах ().

Эти тенденции облегчали проникновение во властные и обслуживающие структуры (прессу, общественные организации, научное и образовательное сообщества, культуру) скрытых, а затем явных противников социализма и советской государственности. Они ускорили крушение СССР.

Между тем национальная государственность, становление культур, языков, азбуки и буквари, рекордное число квалифицированных национальных кадров в различных сферах – все, чем бывшие союзные республики и автономии пользуются по сей день, – заслуга исключительно России советского периода. Она стала главной кровеносной артерией многочисленных регионов, вдохнула в них жизнь. Потому и возникла беспрецедентная межнациональная общность – советский народ.

Но чем больше было вливаний и чем слабее становился контроль союзного Центра, тем пренебрежительнее относились ко всему русскому, а затем и к советскому в тех же регионах. Фактор, цементирующий СССР, все больше растворялся, особенно с передачи Крыма Украине, в иных национальных приоритетах внутренней политики.

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!