Краплёные грабли элиты

Краплёные грабли элиты

1917-й был пред­опре­де­лён ещё в 1736 году, когда дво­ря­нам был раз­ре­шен выход в от­став­ку с остав­ле­ни­ем за собой всех при­ви­ле­гий, ко­то­рые до этого да­ва­лись только за службу «до гро­бо­вой доски».

Нет ничего, более раз­ла­га­ю­ще­го элиту, чем неза­слу­жен­ные и необос­но­ван­ные при­ви­ле­гии. Нет ничего, более страш­но­го для любого го­су­дар­ства, чем на­ру­ше­ние ба­лан­са за­слу­ги-при­ви­ле­гии слу­жи­во­го люда, причем как с плюсом, так и с ми­ну­сом. А если эта «песня» по­ли­ру­ет­ся со­слов­но­стью, ис­кус­ствен­но ста­вя­щей ба­рье­ры со­ци­аль­ным лифтам, го­су­дар­ство — точно не жилец. Вопрос только во вре­ме­ни и спо­со­бе — когда и как оно будет раз­ру­ше­но.

В Рос­сий­ской им­пе­рии эта беда усу­губ­ля­лась еще и на­ли­чи­ем сво­бод­ных средств в казне, ко­то­рые поз­во­ля­ли са­мо­держ­цам неод­но­крат­но пла­тить по счетам от­кро­вен­но дур­ку­ю­ще­го дво­рян­ства, вы­ку­пая за­ло­жен­ные дво­ря­на­ми по­ме­стья. Это, ко­неч­но же, не до­бав­ля­ло ни от­вет­ствен­но­сти «лицам дво­рян­ской на­ци­о­наль­но­сти», ни ав­то­ри­те­та самому го­су­дар­ству.

К началу ХХ века, когда вкусно жрущий и сладко спящий вы­со­ко­род­ный планк­тон, око­пав­ший­ся в ко­ри­до­рах, го­сти­ных, бу­ду­а­рах и даже в туа­ле­тах власти, стал ре­аль­ным тор­мо­зом на пути раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил, без ко­то­рых немыс­лим тех­ни­че­ский про­гресс, а сле­до­ва­тель­но – на пути без­опас­но­сти всей нации, в рос­сий­ском об­ще­стве вклю­чи­лось то, что Юнг чуть позже на­зо­вёт кол­лек­тив­ным бес­со­зна­тель­ным, а именно та часть, ко­то­рая на­зы­ва­ет­ся ин­стинк­том са­мо­со­хра­не­ния. После этого 1917й стал неиз­беж­ным …

Крайне непо­пу­ляр­ной темой как в марк­сист­ской, так и в ли­бе­раль­ной среде яв­ля­ет­ся роль в ор­га­ни­за­ции ре­во­лю­ции выс­ше­го, дво­рян­ско­го со­сло­вия, ко­то­рое «ко­ман­ди­ро­ва­ло» туда своих пред­ста­ви­те­лей за­дол­го до того, как ра­бо­чие и кре­стьяне вы­учи­ли слова «ге­ге­мон», «экс­про­при­а­ция экс­про­при­а­то­ров» и «долой са­мо­дер­жа­вие». Най­дись среди Ро­ма­но­вых ре­аль­но мас­штаб­ная лич­ность, ко­то­рая нашла бы силы при­слу­шать­ся и волю для пе­ре­ме­ще­ния со­слов­ных при­ви­ле­гий в разряд му­зей­ных экс­по­на­тов, может, обо­ш­лось бы без боль­шой крови и граж­дан­ской войны. Воз­мож­ность такая при­сут­ство­ва­ла, от­сут­ство­ва­ло по­ни­ма­ние, что эта воз­мож­ность – един­ствен­ная и по­след­няя.

Так что 1917й, от­ме­нив­ший глав­ный ис­точ­ник дис­ба­лан­са — со­сло­вия и со­слов­ные при­ви­ле­гии, а вместе с ними мо­нар­хию и им­пе­рию, был со­бы­ти­ем не только необ­хо­ди­мым и про­грес­сив­ным, но и неиз­беж­ным. Ибо, «не стой под грузом и стре­лой» про­грес­са про­из­во­ди­тель­ных сил, а равно на пути со­ци­аль­ных лифтов и же­ла­ния нации выжить в усло­ви­ях агрес­сив­ной внеш­ней среды!

За­ост­рить же вни­ма­ние се­год­ня хочу на таком непо­пу­ляр­ном среди ис­то­ри­ков факте, что гро­ми­ли са­мо­дер­жа­вие в первую оче­редь сами дво­ряне, ко­то­рые и со­ста­ви­ли костяк ре­во­лю­ци­он­ной Крас­ной Армии, а также вполне про­пор­ци­о­наль­но были пред­став­ле­ны и в граж­дан­ской по­ли­ти­че­ской ад­ми­ни­стра­ции, и в ка­ра­тель­ных ре­во­лю­ци­он­ных ор­га­нах… До­бав­ля­ет дис­со­нан­са в эту кар­ти­ну якобы «чисто клас­со­вой борьбы», про­ис­хож­де­ние ли­де­ров белого дви­же­ния – сына про­сто­го сол­да­та ге­не­ра­ла Алек­се­е­ва, сына про­сто­го казака ге­не­ра­ла Кор­ни­ло­ва, сына сол­да­та, до­слу­жив­ше­го­ся до майора – ге­не­ра­ла Де­ни­ки­на.

Вы­пя­чи­ва­е­мая клас­со­вость ре­во­лю­ция – это как раз та самая сова, на­тя­ну­тая на глобус. В ре­аль­но­сти же со­ци­аль­ный взрыв с лик­ви­да­ци­ей пра­вя­щей элиты ак­тив­но го­то­вят и ин­спи­ри­ру­ют в первую оче­редь пред­ста­ви­те­ли самой элиты. Ак­цен­ти­ро­вать вни­ма­ние на этом сле­ду­ет для по­ни­ма­ния всех по­сле­ду­ю­щих пер­тур­ба­ций на тер­ри­то­рии бывшей Рос­сий­ской им­пе­рии.

Беда любых ре­во­лю­ци­о­не­ров вообще, и рос­сий­ских – в част­но­сти – в том, что они тра­ди­ци­он­но стра­да­ют (на­сла­жда­ют­ся) упро­ще­ни­ем со­ци­аль­ных про­цес­сов. Им по­сто­ян­но ка­жет­ся, что все­об­щее Сча­стье на­ста­нет быстро и неми­ну­е­мо, стоит только по­са­дить (рас­стре­лять, по­ве­сить, ги­льо­ти­ни­ро­вать) опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство со­граж­дан.

Причем про­цесс из­бав­ле­ния этого мира от «лишних» людей так увле­ка­ет, что цель (Свет­лое бу­ду­щее), как пра­ви­ло, очень быстро от­хо­дит на второй план. А на первый вы­хо­дит осо­зна­ние соб­ствен­ной ис­клю­чи­тель­но­сти, при­над­леж­но­сти к некой «пре­то­ри­ан­ской» (про­ле­тар­ской) гвар­дии, зна­ю­щей, как «же­лез­ной рукой за­та­щить народ в это счаст­ли­вое бу­ду­щее».

Про­фес­си­о­наль­ные ре­во­лю­ци­о­не­ры именно так и на­зы­ва­ют­ся, потому что глав­ной своей про­фес­си­ей и за­да­чей счи­та­ют ор­га­ни­за­цию мас­со­вых вол­не­ний, пе­ре­во­ро­тов и ре­во­лю­ци­он­но­го тер­ро­ра, а все, что сле­ду­ет после этого – скуч­ной и обре­ме­ни­тель­ной ру­ти­ной. Когда твой един­ствен­ный ин­стру­мент – мо­ло­ток, то все про­бле­мы пред­став­ля­ют­ся гвоз­дём. Если ты – про­фес­си­о­наль­ный ре­во­лю­ци­о­нер, все про­бле­мы пред­став­ля­ют­ся контр­ре­во­лю­ци­он­ны­ми про­ис­ка­ми, с лик­ви­да­ци­ей пред­ста­ви­те­лей ко­то­рых всё само собой на­ла­дит­ся и по­стро­ит­ся.

При­ви­ле­гия каз­нить и ми­ло­вать ис­клю­чи­тель­но на ос­но­ва­нии лич­но­го пред­став­ле­ния о ре­во­лю­ци­он­ной це­ле­со­об­раз­но­сти ни разу не при­во­ди­ла к рас­цве­ту эко­но­ми­ки, зато быстро и ква­ли­фи­ци­ро­ван­но пе­ре­ме­ща­ла самих ре­во­лю­ци­о­не­ров из дви­га­те­лей со­ци­аль­но­го про­грес­са в его обузу, после чего вче­раш­ние ро­бес­пье­ры га­ран­ти­ро­ван­но и по­все­мест­но ути­ли­зи­ро­ва­лись своими же со­рат­ни­ка­ми.

Не была ис­клю­че­ни­ем и Ве­ли­кая Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция, ко­то­рая оче­ред­ной раз под­твер­ди­ла старую на­род­ную муд­рость: «ломать – не стро­ить» и про­де­мон­стри­ро­ва­ла уди­ви­тель­ную пре­ем­ствен­ность с фран­цуз­ским об­раз­цом, где неисто­вые до казней яко­бин­цы сами в конце концов от­пра­ви­лись туда, куда с ре­во­лю­ци­он­ным за­до­ром от­прав­ля­ли непра­виль­ных с их точки зрения со­граж­дан.

Ре­во­лю­ци­он­ная марк­сист­ская теория начала ХХ века, в со­от­вет­ствии с ко­то­рой, на­чав­шись в России, ре­во­лю­ция неми­ну­е­мо должна стать ми­ро­вой, смачно жах­ну­лась о неже­ла­ние всего ми­ро­во­го про­ле­та­ри­а­та «задрав штаны, бежать за ком­со­мо­лом» (Есенин). Тогда внутри самого ре­во­лю­ци­он­но­го аван­гар­да – элиты Крас­ной Им­пе­рии — об­ра­зо­ва­лась тре­щи­на, ко­то­рая не могла не при­ве­сти к со­бы­ти­ям, ко­то­рые нам из­вест­ны как «ста­лин­ские ре­прес­сии».

«После окон­ча­ния граж­дан­ской войны страна ока­за­лась в тя­же­лей­шем по­ло­же­нии, столк­ну­лась с глу­бо­ким эко­но­ми­че­ским и по­ли­ти­че­ским кри­зи­сом. В ре­зуль­та­те почти семи лет войны Россия по­те­ря­ла более чет­вер­ти своих на­ци­о­наль­ных бо­гатств. Осо­бен­но круп­ный урон по­нес­ла про­мыш­лен­ность. Объем ее ва­ло­вой про­дук­ции умень­шил­ся в 7 раз. Запасы сырья и ма­те­ри­а­лов к 1920 году были в ос­нов­ном ис­чер­па­ны. По срав­не­нию с 1913 годом ва­ло­вое про­из­вод­ство круп­ной про­мыш­лен­но­сти со­кра­ти­лось почти на 13%, а мелкой более чем на 44%.

Огром­ные раз­ру­ше­ния были на­не­се­ны транс­пор­ту. В 1920 г объем пе­ре­во­зок же­лез­ных дорог со­ста­вил 20% по от­но­ше­нию к до­во­ен­но­му. Ухуд­ши­лось по­ло­же­ние в сель­ском хо­зяй­стве. Со­кра­ти­лись по­сев­ные пло­ща­ди, уро­жай­ность, ва­ло­вые сборы зер­но­вых, про­из­вод­ство про­дук­тов жи­вот­но­вод­ства. Сель­ское хо­зяй­ство все более при­об­ре­ло по­тре­би­тель­ский ха­рак­тер, его то­вар­ность упала в 2,5 раза.

Про­изо­шло резкое па­де­ния жиз­нен­но­го уровня и труда ра­бо­чих. В ре­зуль­та­те за­кры­тия многих пред­при­я­тий про­дол­жал­ся про­цесс де­клас­си­ро­ва­ния про­ле­та­ри­а­та. Огром­ные ли­ше­ния при­ве­ли к тому, что с осени 1920 года в среде ра­бо­че­го класса стало уси­ли­вать­ся недо­воль­ство. По­ло­же­ние ослож­ня­лось на­чав­шей­ся де­мо­би­ли­за­ци­ей Крас­ной Армии. По мере того, как фронты граж­дан­ской войны от­сту­па­ли к гра­ни­цам страны, кре­стьян­ство начало все более ак­тив­но вы­сту­пать против прод­раз­верст­ки, ко­то­рая ре­а­ли­зо­вы­ва­лась на­силь­ствен­ны­ми ме­то­да­ми с по­мо­щью прод­от­ря­дов.

По­ли­ти­ка «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» при­ве­ла к уни­что­же­нию то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний. Огра­ни­чи­ва­лась про­да­жа про­до­воль­ствия и про­мыш­лен­ных то­ва­ров, они рас­пре­де­ля­лись го­су­дар­ством в виде на­ту­раль­ной за­ра­бот­ной платы. Была вве­де­на урав­ни­тель­ная си­сте­ма оплаты труда среди ра­бо­чих. Это по­рож­да­ло у них ил­лю­зию со­ци­аль­но­го ра­вен­ства. Несо­сто­я­тель­ность этой по­ли­ти­ки про­яви­лась в об­ра­зо­ва­нии «чер­но­го рынка» и рас­цве­те спе­ку­ля­ции. В со­ци­аль­ной сфере по­ли­ти­ка «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» опи­ра­лась на прин­цип «Кто не ра­бо­та­ет, тот не ест». В 1918 г. была вве­де­на тру­до­вая по­вин­ность для пред­ста­ви­те­лей бывших экс­плу­а­та­тор­ских клас­сов, а в 1920 г. — все­об­щая тру­до­вая по­вин­ность.

При­ну­ди­тель­ная мо­би­ли­за­ция тру­до­вых ре­сур­сов осу­ществ­ля­лась с по­мо­щью тру­до­вых армий, на­прав­ля­е­мых на вос­ста­нов­ле­ние транс­пор­та, стро­и­тель­ные работы и др. На­ту­ра­ли­за­ция оплаты труда при­ве­ла к бес­плат­но­му предо­став­ле­нию жилья, ком­му­наль­ных, транс­порт­ных, поч­то­вых и те­ле­граф­ных услуг. В период «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» в по­ли­ти­че­ской сфере уста­но­ви­лась без­раз­дель­ная дик­та­ту­ра РКП(б), что тоже в по­след­ствии яви­лось одной из причин пе­ре­хо­да к НЕПу. Партия боль­ше­ви­ков пе­ре­ста­ла быть чисто по­ли­ти­че­ской ор­га­ни­за­ци­ей, ее ап­па­рат по­сте­пен­но срас­тал­ся с го­су­дар­ствен­ны­ми струк­ту­ра­ми. Она опре­де­ля­ла по­ли­ти­че­скую, идео­ло­ги­че­скую, эко­но­ми­че­скую и куль­тур­ную си­ту­а­цию в стране, даже личную жизнь граж­дан. По су­ще­ству речь шла о кри­зи­се по­ли­ти­ки «во­ен­но­го ком­му­низ­ма».( http://​eco​nomi​cpor​tal.​ru/​facts/​nep.​html)

Ска­зать, что объ­яв­ле­ние НЭПа для профре­во­лю­ци­не­ров стало шоком, значит не ска­зать ничего. Са­мо­убий­ства, раз­но­ва­ри­ант­ные про­те­сты и бунты, де­мон­стра­тив­ный выход из партии с пе­ре­хо­дом на неле­галь­ное по­ло­же­ние стали обыч­ным яв­ле­ни­ем того вре­ме­ни. Именно в эти годы и берет начало ан­та­го­ни­сти­че­ский раскол внутри уже новой, со­вет­ской элиты, на тех, кто пред­ла­гал за­кон­чить махать шашкой и начать махать ло­па­той, и на тех, для кого отказ от ми­ро­вой ре­во­лю­ции пе­ре­ход к мирной жизни был смерти по­до­бен, ибо тогда — прощай статус ре­во­лю­ци­он­но­го раз­ру­ши­те­ля и здрав­ствуй, статус «чай­ни­ка» — стро­и­те­ля.

Это только в учеб­ни­ках по марк­сиз­му-ле­ни­низ­му на призыв вождя про­ле­та­ри­а­та «учить­ся, учить­ся и еще раз учить­ся», про­фес­си­о­наль­ные ре­во­лю­ци­о­не­ры хором слезли с боевых ре­во­лю­ци­он­ных ко­ня­шек и по­го­лов­но сели за парты. Сейчас! Сде­ла­ли это только те, кого потом на­зо­вут ста­лин­ской гвар­ди­ей. Осталь­ные, по­го­лов­но но­сив­шие с Ле­ни­ным бревно на суб­бот­ни­ке, объ­яви­ли делом своей жизни ми­ро­вую ре­во­лю­цию и по­тре­бо­ва­ли от под­кон­троль­ной страны «не жалеть ре­во­лю­ци­он­но­го хво­ро­ста», про­ти­во­по­ста­вив таким об­ра­зом свои уз­ко­э­ли­тар­ные ин­те­ре­сы ин­стинк­ту вы­жи­ва­ния граж­дан­ско­го об­ще­ства, и по­вто­рив нега­тив­ный опыт своих пред­ше­ствен­ни­ков-дворян.

Поз­во­лю себе еще одну длин­ную цитату, чтобы про­ил­лю­стри­ро­вать, как вы­гля­де­ло в на­ту­раль­ном вы­ра­же­нии про­ти­во­по­став­ле­ние ин­те­ре­сов про­фес­си­о­наль­ных ре­во­лю­ци­о­не­ров и страны, ко­то­рой они управ­ля­ли:

Речь идет о го­су­дар­стве в го­су­дар­стве — о Ко­мин­терне. Полное на­зва­ние – Ком­му­ни­сти­че­ский ин­тер­на­ци­о­нал.«Власти, почета и благ там было неиз­ме­ри­мо больше, чем у об­ла­да­те­ля самого вы­со­ко­го пар­тий­но­го или го­су­дар­ствен­но­го поста в Со­вет­ском Союзе…

Потому что «СССР за­ни­мал по от­но­ше­нию к Ко­мин­тер­ну, строго говоря, под­чи­нен­ное по­ло­же­ние. Ко­мин­терн был неким «ми­ни­стер­ством ми­ро­вой ре­во­лю­ции», ор­га­ном, «ве­дав­шим» всей пла­не­той! Именно так, без ма­лей­ших на­тя­жек или пре­уве­ли­че­ний. ВКП(б) счи­та­лась всего лишь сек­ци­ей Ко­мин­тер­на, а сле­до­ва­тель­но, по пар­тий­ной линии Сталин был под­чи­нен­ным пред­се­да­те­ля Ис­пол­ко­ма Ко­мин­тер­на Зи­но­вье­ва. Даже в 1939 г. на об­лож­ке нового пар­тий­но­го устава ВКП(б) еще зна­чи­лась «сек­ци­ей Ко­мин­тер­на».Это был даже не монстр, а нечто за­пре­дель­ное. Сотни тысяч со­сто­я­щих на жа­ло­ва­нье функ­ци­о­не­ров, как в СССР, так и за ру­бе­жом. Чис­лен­ность пер­со­на­ла На­род­но­го ко­мис­са­ри­а­та ино­стран­ных дел — три тысячи че­ло­век, от ди­пло­ма­тов до тех­ни­че­ских ра­бот­ни­ков.

Чис­лен­ность Ко­мин­тер­на — триста тысяч с бюд­же­том в 3 000 000 зо­ло­тых рублей в 1922-й, не самый жирный год. Соб­ствен­ные ти­по­гра­фии, уни­вер­си­те­ты, мно­го­чис­лен­ные во­ен­ные школы…»До­хо­ди­ло до ку­рье­зов. Ино­стран­ный отдел ГПУ об­ра­щал­ся в отдел меж­ду­на­род­ных связей Ко­мин­тер­на, чтобы из­го­то­вить пас­пор­та для своих ре­зи­ден­тов – у ГПУ было меньше тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кадров.«Мил­ли­о­ны в золоте вы­бра­сы­ва­лись на бес­смыс­лен­ные про­жек­ты, на уто­пи­че­ские планы, ни один из ко­то­рых, даже самый пу­стя­ко­вый, самый мелкий, не привел к успеху.

Зато как при­ят­но было вос­се­дать в пре­зи­ди­у­мах «все­мир­ных съез­дов», тол­кать гро­мо­вые цве­ти­стые речи, про­тя­ги­вать ручку для ло­бы­за­ния мно­го­чис­лен­ным за­ру­беж­ным холуям, пре­крас­но по­ни­мав­шим, кому они обя­за­ны столь сытой и воль­гот­ной жизнью в ка­че­стве «до­ве­рен­ных лиц Ко­мин­тер­на»!

Все без­дель­ни­ки, пу­сто­ме­ли, позеры и лю­би­те­ли слад­кой жизни, какие только име­лись среди боль­ше­ви­ков, кон­цен­три­ро­ва­лись в Ко­мин­терне. Ставки, по­вто­ряю, были гран­ди­оз­ней­шие: сред­ства для ими­та­ции бурной де­я­тель­но­сти вы­де­ля­лись неме­ре­ные, а вот отчет перед кем бы то ни было дер­жать не при­хо­ди­лось…»Со­зда­лась клас­си­че­ская кар­ти­на, об­сто­я­тель­но опи­сан­ная как ан­глий­ским пи­са­те­лем С. Пар­кин­со­ном, так и его мно­го­чис­лен­ны­ми кол­ле­га­ми по перу: су­ще­ство­ва­ла огром­ная, вхо­ло­стую кру­тив­ша­я­ся бю­ро­кра­ти­че­ская машина, по «за­ко­нам Пар­кин­со­на» оза­бо­чен­ная лишь соб­ствен­ным бес­пе­ре­бой­ным про­цве­та­ни­ем…

И в 1929м году гря­ну­ло-ба­бах­ну­ло. На­ча­лась за­чист­ка ре­во­лю­ци­он­ных эли­та­ри­ев, так и не уяс­нив­ших, что по­ли­ти­ка – это над­строй­ка над эко­но­ми­кой, а не на­о­бо­рот, не усво­ив­ших, что элита имеет шанс оста­вать­ся элитой ровно до того мо­мен­та, пока она под­дер­жи­ва­ет меж­ду­на­род­ную кон­ку­рен­то­спо­соб­ность управ­ля­е­мой страны, не по­няв­ших, что по­ли­ти­че­ская нация (сиречь — со­вет­ский народ) – жен­щи­на же­сто­кая. Если у нее вклю­ча­ет­ся ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния, летят не только щепки, но и головы.

Я не буду сейчас по­дроб­но оста­нав­ли­вать­ся на со­бы­ти­ях 30х годов в СССР, когда внутри страны шла самая на­сто­я­щая граж­дан­ская война между поч­вен­ни­ка­ми-им­пер­ца­ми под ру­ко­вод­ством Ста­ли­на и гло­ба­ли­ста­ми-ре­во­лю­ци­о­не­ра­ми под ру­ко­вод­ством Троц­ко­го. В ре­зуль­та­те про­фес­си­о­наль­ные ре­во­лю­ци­о­не­ры – гло­ба­ли­сты по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, а ста­лин­ская ко­ман­да смогла изъять ре­сур­сы из про­ек­та «Ми­ро­вая ре­во­лю­ция» и пе­ре­на­пра­вить их в проект «Крас­ная им­пе­рия», что дало воз­мож­ность ценой же­сто­чай­ших жертв по­стро­ить кон­ку­рен­то­спо­соб­ную эко­но­ми­ку, со­хра­нить страну и выжить в усло­ви­ях пер­ма­нент­но­го во­ен­но­го про­ти­во­сто­я­ния с «нашими за­пад­ны­ми парт­не­ра­ми» с 1937 по 1953 год (с Халхин-гола и Ис­па­нии до войны в Корее).

Пе­рей­дем сразу к 1953му – году ре­ван­ша сильно по­би­той, но отнюдь не раз­гром­лен­ной троц­кист­ской оп­по­зи­ции, на ко­то­рую после отказа от от­кры­то­го во­ен­но­го про­ти­во­сто­я­ния сде­ла­ли ставку по­мя­тые в во­ен­ных столк­но­ве­ни­ях «наши за­пад­ные парт­не­ры». Реванш этот был столь же про­гно­зи­ру­е­мым, сколь и обид­ным, потому что удар на­тер­пев­ше­му­ся на­се­ле­нию на­но­сил­ся в спину и сверху. При этом ни­ве­ли­ро­ва­лись жертвы, ко­то­рые принес со­вет­ский народ на алтарь Победы в про­ти­во­сто­я­нии с внеш­ним агрес­со­ром, когда жизнь по­беж­ден­ных вдруг ока­за­лась сытнее и ком­форт­нее, чем жизнь по­бе­ди­те­лей.

Ос­но­вой ре­ван­ша был всё тот же ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния пар­тий­ной но­мен­кла­ту­ры, вы­ход­цев из той самой ста­лин­ской гвар­дии, име­ю­щей схожие при­ви­ле­гии с им­пер­ским дво­рян­ством, точнее с её позд­ней вер­си­ей, же­ла­ю­щей слу­жить, когда за­хо­чет­ся, сво­бод­но вы­хо­дить в от­став­ку с со­хра­не­ни­ем всех своих при­ви­ле­гий, не по­мыш­ля­ю­щей нести ни­ка­кую от­вет­ствен­ность за ре­зуль­тат своей де­я­тель­но­сти и только «ми­ло­сти­во по­ве­ле­вать со­из­во­лять», при­кры­ва­ясь ком­му­ни­сти­че­ской ри­то­ри­кой про ин­те­ре­сы тру­дя­щих­ся.

Пока это же­ла­ние сдер­жи­ва­лось ав­то­ри­тар­ным ре­жи­мом Ста­ли­на, пар­тий­ное дво­рян­ство вы­нуж­де­но было на­сту­пать своей песне на хвост, но как только нена­вист­ный им ста­лин­ский диктат исчез, в от­сут­ствии об­рат­ной связи с граж­дан­ским об­ще­ством «Остапа по­нес­ло» и за­ко­но­мер­но при­нес­ло к необ­хо­ди­мо­сти пе­ре­да­вать по на­след­ству всё за­ра­бо­тан­ное тяжким трудом пред­ше­ству­ю­щих по­ко­ле­ний, что и было сде­ла­но в 1991м, где ни­ка­ко­го пе­ре­во­ро­та не было, а была ле­га­ли­за­ция част­ной соб­ствен­но­сти парт­хоз­но­мен­кла­ту­рой и за­вер­ша­ю­щая фаза кидка ею всего осталь­но­го на­се­ле­ния СССР.

Как пишет ис­то­рик Фурсов, 1991й год был един­ствен­ным при­ме­ром пре­ем­ствен­но­сти элиты в оте­че­ствен­ной ис­то­рии, когда новыми пра­ви­те­ля­ми новых го­су­дар­ства стали вче­раш­ние сек­ре­та­ри КПСС, а 70% оли­гар­хов ре­кру­ти­ро­ва­лись из пар­тий­ной и хо­зяй­ствен­ной но­мен­кла­ту­ры СССР

Новая пост­со­вет­ская элита, до ми­ни­му­ма со­кра­тив кон­фет­но-бу­кет­ный период уха­жи­ва­ния за на­се­ле­ни­ем, и про­из­ве­дя на свет един­ствен­ный жиз­не­ра­дост­ный лозунг «Воруй, пока мо­ло­дой!», ещё раз «на бис» по­вто­ри­ла путь дво­рян­ской элиты, но уже за ре­корд­но-ко­рот­кий срок. К концу 90х она снис­ка­ла такую нена­висть и омер­зе­ние на­се­ле­ния, какое не сни­лось ни стол­бо­вым дво­ря­нам, ни ор­то­док­саль­ным сви­де­те­лям при­ше­ствия Ильича.

Се­год­ня ни­ка­ких про­блем у ны­неш­них «хозяев жизни» не было бы даже в про­ек­те, если бы не одно до­сад­ное форс-ма­жор­ное (то есть непре­одо­ли­мое) об­сто­я­тель­ство. Де­я­тель­ность пост­со­вет­ской элиты с самого её рож­де­ния и до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни прямо про­ти­во­ре­чит за­да­чам вы­жи­ва­ния граж­дан­ско­го об­ще­ства и под­ман­дат­но­го го­су­дар­ства (прошу не воз­буж­дать­ся на термин «элита», ибо в ака­де­ми­че­ском по­ни­ма­нии, это просто группа людей, име­ю­щих вли­я­ние на при­ня­тие власт­ных ре­ше­ний!).

И тут для всех эли­та­ри­ев у меня есть две но­во­сти: одна — хо­ро­шая, другая — плохая. Хо­ро­шая: можно и дальше ничего не делать и также, как и по­след­ние 25 лет, за­брав­шись наверх, пле­вать вниз. Всё про­изой­дет, как и в 1917, и в 1929м – без их уча­стия. Плохая же за­клю­ча­ет­ся в том, что они сами также, как дво­рян­ство — в 1917м, про­фес­си­о­наль­ные ре­во­лю­ци­о­не­ры – в 1929, парт­но­мен­кла­ту­ра – в 1991м, под­ле­жат ути­ли­за­ции, как де­струк­тив­ные эле­мен­ты на пути необ­хо­ди­мой мо­би­ли­за­ции ре­сур­сов для вы­жи­ва­ния страны и граж­дан­ско­го об­ще­ства в усло­ви­ях агрес­сив­ной внеш­ней среды. Причем ути­ли­за­цию ор­га­ни­зу­ют и про­ве­дут их же «братья по крови», быст­рее осо­знав­шие, что не стоит стоять на пути кол­лек­тив­но­го бес­со­зна­тель­но­го — ин­стинк­та са­мо­со­хра­не­ния целого народа. Народ, как но­со­рог, ис­то­ри­че­ски имеет очень плохое зрение, но при его массе это не его про­бле­ма…

Новая элита будет ре­кру­ти­ро­ва­на из тех, кто готов взять на себя от­вет­ствен­ность за ка­че­ствен­ные струк­тур­ные из­ме­не­ния, без ко­то­рых струк­тур­ный кризис не пре­одо­ле­ва­ет­ся. Об этом молчит, как рыба, за­пад­ное и рос­сий­ское «высшее об­ще­ство», вклю­чён­ное в гло­баль­ный рынок и кор­мя­ще­е­ся с кре­дит­ной эмис­сии.

У ны­неш­ней элиты пока еще по­лу­ча­ет­ся под­дер­жи­вать ста­биль­ность си­сте­мы без её слома, но делать это всё равно при­дёт­ся, и весь вопрос, кому, каким об­ра­зом, и с какой ко­неч­ной целью. По­след­ние 100 лет все гло­баль­ные ре­кон­струк­ции на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской им­пе­рии тра­ди­ци­он­но при­во­ди­ли к раз­ва­лу го­су­дар­ства и пе­ре­хо­ду от­дель­ных его тер­ри­то­рий и ак­ти­вов под кон­троль «наших за­пад­ных парт­нё­ров». Они, соб­ствен­но, и сейчас опять готовы, несмот­ря на соб­ствен­ные про­бле­мы, по­участ­во­вать в «усо­вер­шен­ство­ва­нии рос­сий­ско­го го­су­дар­ства» вплоть до от­де­ле­ния его от таких обре­ме­ни­тель­ных ак­ти­вов, как ме­сто­рож­де­ния и другие при­род­ные ре­сур­сы.

Дей­ствия «наших за­пад­ных парт­нё­ров» стан­дарт­ные, как пред­вы­бор­ные обе­ща­ния, и про­стые, как мы­ча­ние коровы — ис­кус­ствен­ная ор­га­ни­за­ция про­блем и де­ста­би­ли­за­ция об­ста­нов­ки как по пе­ри­мет­ру, так и внутри России. Благо, рос­сий­ская элита предо­став­ля­ет для этого массу самых раз­но­об­раз­ных по­во­дов, об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­но на­сту­пая на те же грабли, на ко­то­рые уже на­сту­па­ли дво­ряне в 1917м и но­мен­кла­ту­ра КПСС — в 1991м.

А го­су­дар­ство Рос­сий­ское (то есть власть) де­мон­стри­ру­ет по­тря­са­ю­щую пре­ем­ствен­ность по­ко­ле­ний и фор­ма­ций. Оста­ёт­ся мо­лить­ся, чтобы не слу­чи­лось пре­ем­ствен­но­сти по­след­ствий. Скром­ный оп­ти­мизм вну­ша­ет от­крыв­ший­ся в по­след­нее время ин­фор­ма­ци­он­ный фонтан о жизни, граж­дан­ской по­зи­ции и цен­но­стях брил­ли­ан­то­вой мо­ло­дё­жи, за спиной у ко­то­рой маячат брил­ли­ан­то­вые ро­ди­те­ли. Я бы на их месте начал сильно вол­но­вать­ся, потому что термин «враг народа» сам народ им уже при­сво­ил. Оста­лось только до­ждать­ся того, кто данный при­го­вор утвер­дит и при­ве­дет в ис­пол­не­ние. Дан старт эли­тар­но­му забегу за право занять огра­ни­чен­ное место об­ли­чи­те­лей, про­ку­ро­ров и судей. Опоз­дав­шие ав­то­ма­ти­че­ски будут за­чис­лять­ся в об­ви­ня­е­мые. Про­изой­дет это, как всегда, неожи­дан­но. Про­дол­же­ние сле­ду­ет

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!