Пророчества Дмитрия Мережковского о судьбе России

Недавно в своём блоге уважаемый мной Антон Благин привёл цитату Амирама Григорова, в которой мне понравилось почти всё, но одна фраза вызвала диссонанс. Она была о русском поэте, критике, писателе Дмитрии Сергеевиче Мережковском.

Вот та возмутившая меня выдержка:

Мережковский, на коленях просящий Муссолини о вторжении в СССР

Надо сказать, за всё время обучения в учебных заведениях о Мережковском я и слыхом не слыхивала. Познакомилась с его стихами совершенно случайно лет 5 назад. И они меня впечатлили до глубины души. В литературе фигуру Дмитрия Сергеевича, считаю, специально предали анафеме, поскольку он был шибко уж умным и многогранным человеком, истинным представителем вытравливаемой отовсюду ЛунаЧарскими и компашкой творческой интеллигенции.

Молить Муссолини вторгнуться в СССР Мережковский просто не мог по определению, не такого полёта птицей он был. А каким же он был? На этот вопрос лучше всего ответит его наследие, где отголоски натуры сквозят между строк.

Будучи в вынужденном эмигрантстве в Европе Мережковский тосковал о России и переживал за её, как это тогда было принято ещё говорить, будущность.

Кстати, Мережковский в солнечной Италии действительно встречался с Муссолини и даже написал об этом статью.

Кaкaя борьбa с коммунизмом (a следовaтельно, и с русским большевизмом) возможнa, — нaционaльнaя или только всемирнaя?

Вот о чём спросил Дмитрий Бенито.

И вовсе не потому, что хотел навлечь беду на свой народ, с которым ему пришлось расстаться не по своей воле.

Мало кто знает, что ещё в 1906 году в статье «Грядущий хам» тонко чувствующий, глубоко мыслящий и умнейший Мережковский написал пророчества о России, которые сбылись на 100%.

Он уже тогда понимал, какие идеалогические тенденции нависли над обществом. В частности, каким духом пованивало от модного в то время позитивизма, которым сам поэт переболел по молодости лет.

Родившись в науке и философии, позитивизм вырос из научного и философского сознания в бессознательную религию, которая стремится упразднить и заменить собою все бывшие религии. Позитивизм, в этом широком смысле, есть утверждение мира, открытого чувственному опыту, как единственно реального, и отрицание мира сверхчувственного; отрицание конца и начала мира в Боге и утверждение бесконечного и безначального продолжения мира в явлениях, бесконечной и безначальной, непроницаемой для человека среды явлений, середины, посредственности, той абсолютной, совершенно плотной, как Китайская стена, «сплоченной посредственности», conglomerated mediocrity, того абсолютного мещанства, о котором говорят Милль и Герцен, сами не разумея последней метафизической глубины того, что говорят.

К чему же ведёт позитивизм?

Мережковский филигранно, в духе знатоков из «Что? Где? Когда?», отвечал и на этот вопрос:

Отрекаясь от Бога, от абсолютной Божественной Личности, человек неминуемо отрекается от своей собственной человеческой личности. Отказываясь, ради чечевичной похлебки умеренной сытости, от своего божественного голода и божественного первородства, человек неминуемо впадает в абсолютное мещанство.

В своей статье писатель не только обозначил проблему, но и оповестил о том, как же можно побороть эту химеру:

Сила русской интеллигенции — не в intellectus’e, не в уме, а в сердце и совести. Сердце и совесть ее почти всегда на правом пути; ум часто блуждает. Сердце и совесть свободны, ум связан. Сердце и совесть бесстрашны и «радикальны», ум робок и в самом радикализме консервативен, подражателен.

Одного бойтесь — рабства и худшего из всех рабств — мещанства и худшего из всех мещанств — хамства, ибо воцарившийся раб и стал хам, а воцарившийся хам и есть черт — уже не старый, фантастический, а новый, реальный черт, действительно страшный, страшнее, чем его малюют, — грядущий Князь мира сего, Грядущий Хам.

Три начала духовного мещанства соединились против трех начал духовного благородства: против земли, народа — живой плоти, против церкви — живой души, против интеллигенции — живого духа России.

Разум, доведенный до конца своего, приходит к идее о Боге.

Только видя Бога, который есть Любовь, во всём на Земле, можно побороть Грядущего Хама — это уже моя ремарка.

С тех пор отщёлкнулось больше века. Не зря Дмитрий Сергеевич всё-таки кипишевал! Не только большевик был тем самым усыпляющим совесть и сердце народа хамом-мещанином. Возок и ныне тут, прямо под носом. Неутомимо суетятся вокруг множество хамоватых мещан с рабским мышлением.

Что их всех характеризует?

В простонародье их теперь кличут зомбачами, ботами, адептами кисельТВ, ватой. Очень удобны они для власти.

Это узколобые люди ограниченных взглядов, живущие в рамках стереотипов и догм на самом низком примитивном уровне (удовлетворение базовых потребностей, сплетни, пьянки), для которых не существует идеи ответственности перед обществом. Они попусту не умеют мыслить на уровне народа, общества, увязнув в топи своего «Я», в своём Эго, в этой временной и ложной надстройке над вечной и деятельной душой, принадлежащей Богу.

Эти люди сугубо материальны. Они верят лишь в то, что видят. Бога в их картине мира, естественно, нет, ведь его же, якобы, не видно и не слышно.

Современные мещане – люди-шаблоны и люди-клише. Они предпочитают делать то же самое, что и делает толпа, своё мнение и своя воля у них отсутствует напрочь, равно как и пассионарность. Если все вокруг назовут черное белым, они трусливо согласятся, лишь бы не выделяться, не идти наперекор обществу.

Мещане в высшей степени иерархичны: полируют задки вышестоящим и презирают тех, кто в иерархии общества стоит ниже них. Поэтому человеку с мещанским духом противопоказана даже самая мизерная власть.

Они разучились мыслить самостоятельно и созидать. Их вкусы вульгарны и пошлы. Это потребители контента типа Ю, ТНТ и Смехопанорамы. Это именно мещане требуют запретить в школах Достоевского и Толстого, мол, они морально устарели, пускай детишки читают лучше про современных «героев», например, Бьёнсе и Мадонну.

А ещё они трусы, конформисты и приспособленцы, способные «переобуваться в воздухе» сколь угодно много раз, лишь бы яйки в тепле были, готовые за баночку варенья сами знаете на что (спойлер: на всё!)

Таким образом, позитивизм эпохи Мережковского мутировал сейчас в ничто иное как бытовой сатанизм, ничего общего не имеющий с мессами и определением из Википедии. Это моё личное мнение.

Но надежда на исцеление есть всегда, а рецепт прописан выше.

Закончу любопытным фактом:

А Вы знали, что уже в 23 года Мережковский оформился в чуткого литературного критика, в своей статье «Старый вопрос по поводу нового таланта»начинающего писателя Чехова поставив в один ряд с самим титаном слова Львом Толстым? Критерии были так просты и вместе с тем так глубоки: писатель заметил, что и Толстой, и Чехов одинаково любят всей душой и природу, и людей.

А Вам нравится Дмитрий Мережковский? Какой его труд Ваш самый любимый?