Достоверно, что Сталин готовился к продолжению войны с Германией и в этих неблагоприятных ситуациях. А они были весьма вероятны. Ведь всё висело на волоске!

Эвакуация Ленинграда

В конце августа возникла угроза прорыва немецких войск к Ленинграду. Гитлер 21 августа 1941 года поставил вермахту задачу взять этот город. Лишь столкнувшись с упорным сопротивлением советских войск на подступах к нему, Гитлер 6 сентября поменял концепцию: теперь он требовал лишь окружить Ленинград. Задержка со взятием города на Неве могла затянуть начало операции по овладению Москвой, которую Гитлер планировал завершить до наступления зимы. Захват Москвы был более приоритетной задачей: с её выполнением, как казалось лидерам Третьего рейха, будет обеспечена победа в войне.

Советское командование не знало об изменениях планов Гитлера. В Ленинграде были подготовлены к подрыву около 400 предприятий. Несколько сотен объектов планировалось разрушить механическими средствами на случай оставления города. Минирование продолжалось и в октябре-ноябре 1941 года, когда линия фронта на окраинах города стабилизировалась. А подробный «План Д», детально расписывавший уничтожение города при его вынужденной эвакуации, Ставка Верховного Главнокомандования отменила только в феврале 1944 года.

Очевидно, что оставление Ленинграда не повлияло бы на решимость советского руководства вести Великую Отечественную войну до полной победы.

Эвакуация Москвы

Мероприятия по подготовке к взрыву были проведены и на предприятиях Москвы. В середине октября 1941 года на фронте под Москвой сложилась угрожающая ситуация. Немецкие танки в любой момент могли неожиданно появиться на окраинах Москвы. Началась тайная эвакуация правительственных учреждений и дипломатического корпуса в Куйбышев и другие города.

Однако такое мероприятие не могло остаться в секрете. Паника охватила все партийные ячейки и управленческие организации, передалась в население. Руководители среднего и низшего звена бежали впереди всех, прихватывая с собой казённое имущество. Дороги на выезде из Москвы запрудили тысячи чёрных автомашин с правительственными номерами. Народ, глядя на это бегство властей, кое-где выражал своё негодование в активной манере.

С 16 по 19 октября в Москве царил хаос. Он был прекращён не только насильственными мерами, но и тем, что Сталин с несколькими членами Политбюро и небольшой группой работников оперативного управления Генштаба остался в Москве. Воочию увидев наступающую деморализацию, он сообразил, что в случае его отъезда всё управление и сопротивление в Москве развалится, и столица неминуемо падёт.

Но эвакуация продолжала проводиться с ещё большей планомерностью. На случай, если бы немцы действительно прорвались к Москве, всё было готово к тому, что Сталин присоединится к правительственным органам в Куйбышеве. Этот город на Волге стал на несколько месяцев – до февраля 1942 года – временной фактической столицей СССР.

Запасные командные пункты в Поволжье

22 ноября 1941 года, в напряжённый период обороны Москвы, Государственный Комитет Обороны принял постановление о строительстве запасных командных пунктов Верховного Главнокомандующего на востоке страны. Их часто называют секретными бункерами Сталина. По плану, их предполагалось соорудить в семи городах – Горьком, Казани, Куйбышеве, Саратове, Сталинграде, Ульяновске и Ярославле.

В случае взятия немцами Москвы и их прорыва на одном из направлений, советский вождь мог выбрать менее угрожаемое направление и переместиться туда. Строительство запасных убежищ не было прекращено и по окончании битвы под Москвой. События лета 1942 года, когда враг сумел дойти до Волги у Сталинграда, подтвердили актуальность этого решения. Работы по сооружению бункеров в поволжских городах продолжались и в 1943 года. Правда, в настоящее время рассекречено лишь одно такое убежище – в Куйбышеве/Самаре. В нём сейчас работает музей. Остальные либо не были достроены, либо остаются засекреченными.

Планирование операций после сдачи Москвы

О планировании Сталиным военных кампаний в случае оставления Москвы свидетельствует и решение Государственного Комитета Обороны от 20 октября 1941 года о создании стратегического тылового рубежа обороны. Строительство оборонительных сооружений намечалось в основном под прикрытием крупных рек (Шексна, Волга, Сура) по линии Вытегра—Череповец—Рыбинск—Ярославль—Горький—Пенза—Саратов—Сталинград—Астрахань. На этой линии формировались десять резервных армий.

В случае крушения советской обороны сразу под Ленинградом, Москвой и на юге страны остатки советских войск должны были отходить на этот рубеж, уже занятый свежими силами. Примечательно, что на значительной своей части он совпадал с конечным рубежом выхода немецких войск по плану «Барбаросса». Следовательно, та стратегическая обстановка, которую германский Генштаб считал победным окончанием войны, вовсе не воспринималась Сталиным как поражение! Он ещё предполагал в такой ситуации продолжать сопротивление и вырвать победу.

Подобно гоминдановскому Китаю, который тоже победил

На какие ресурсы мог рассчитывать СССР в случае падения Москвы и Ленинграда в конце 1941 года? Прежде всего, конечно, это промышленность Поволжья и Урала. К существовавшим там до войны предприятиям в 1941 году добавились новые, эвакуированные с запада страны. Это также огромная ресурсно-сырьевая база указанных регионов, а также Сибири и Средней Азии (даже в случае потери Дальнего Востока, если бы Япония напала на СССР).

Особенно важное значение приобретали поставки из США и стран Британской империи по ленд-лизу. Правда, положение осложнялось тем, что СССР мог утратить контроль над путями подвоза. Основной была коммуникация через Владивосток по Транссибирской магистрали. Но она могла быть перекрыта японцами. Точно также порты Мурманска и Архангельска оказались бы бесполезными, если бы немцы перерезали идущие от них железные дороги. Оставался ещё закавказский маршрут из Ирана, но и от него СССР мог быть отрезан в случае захвата немцами Северного Кавказа и района Баку.

В этих условиях самой важной стратегической задачей для Сталина становилось удержать пути, связывавшие оставшуюся не оккупированной территорию СССР с союзниками.

Положение СССР очень напоминало бы положение Китая при Чан Кайши в войне с японцами. Япония сумела захватить крупнейшие города страны и территории, на которых проживала почти половина населения Китая. Тем не менее, Китай продолжал сопротивляться на оставшейся территории и по итогам Второй мировой войны был провозглашён одним из главных победителей.

Так что ключевым было сохранение решимости к победе – а она у советского руководства, несомненно, имелась – и управляемости СССР. Второе находилось в прямой зависимости от первого.