Репрессии элит, как основа устойчивости государства. Сергей Васильев

Репрессии элит, как основа устойчивости государства. Сергей Васильев

Продолжение. Началу тут:
Глобальное и системное в нашем огороде
Сколько надо убить плохих, чтобы остались одни хорошие?
О том, что современные правящий элиты во всех странах без исключения не только не признают ответственности за собственную деятельность, но даже саму возможность существования такой ответственности, написано тома публицистики и тонны художественной литературы.
Однако до сих пор отсутствует понимание связи революционной ситуации с отказом от ответственности элитариев.
При этом я принципиально не хочу рассматривать такую обманку, как «политическая ответственность», которой, как знаменем, размахивают разнокалиберные политики и партии самых причудливых расцветок и направлений.
Ответственностью считаю исключительно личную готовность к самым неблагоприятным последствиям, начиная от лишения имущества и свободы и заканчивая лишением жизни. В качестве образцов такой ответственности привожу примеры, когда конструктор брони становится за броневым листом при контрольных стрельбах, а мостостроитель — под опоры возведенного им моста во время приёмо-сдаточных испытаний.
Отсутствие ответственности правящей элиты, то есть готовности её к самым негативным личным последствиям, считаю первым и главным признаком революционной ситуации в стране, а не весьма сомнительную сентенцию «верхи не могут, низы не хотят....»
Наличие персональной ответственности является главным условием устойчивости государственной власти, независимо от того, что там могут верхи и хотят низы. Усугублю — «низы» простят «верхам» любое количество самых трагических ошибок, если смогут лицезреть посадки и расстрелы элитариев.
Например:
Поразительную устойчивость СССР во время Великой Отечественной войны, несостоявшиеся надежды Гитлера на бунт и снос советской власти изнутри при первых поражениях, объясняю именно указанной ответственностью — весьма конкретной и очень жёсткой. Отсутствие иммунитета власть предержащих, реальная возможность самых высокопоставленных чиновников «присесть (и даже прилечь) на дорожку», цементировало общество, делали его единым и неделимым лучше любого, самого прекраснодушного человеколюбивого гуманизма и самых прогрессивных лозунгов.
А вот когда такая ответственность исчезла и наоборот — появилась пресловутая неподсудность партноменклатуры — с этого момента государство было уже не спасти и СССР был обречен.
Сейчас выскажу вообще еретическое утверждение — при наличии реальной персональной ответственности элитариев резко снижается требовательность «низов» к социальной справедливости. Государственная безопасность и справедливость вообще отвратительно стыкуются. И при Сталине со справедливостью тоже было, мягко говоря, не очень… Однако самые разнокалиберные начальники с завидным постоянством присаживались и расстреливались, и на этом фоне вопросы справедливости не превращались в бомбу под государством.
Самые разные специалисты, в первую очередь психологи и социологи, реконструируя события начала ХХ века, приходят к заключению — если бы неистовый Столыпин одинаково активно примерял свой печально знаменитый «галстук» не только крестьянам, но и «его превосходительствам» — ни о какой революции не было бы и речи, несмотря на нерешенный земельный вопрос...
Наиболее дотошные даже посчитали, что события 1917 года мог предотвратить своевременный показательный расстрел трех-четырех сотен наиболее одиозных проворовавшихся чиновников, интендантов и «земгусаров». Насчёт количества можно спорить, но с общим принципом я лично согласен. Будь у Николая Второго сталинские «яйца», может быть и получилось бы избежать ужас гражданской войны, которая страшнее любой другой из существующих. Кстати — неплохой сюжет для фантастического романа альтернативной истории, не находите?
Резюмирую грубо, но конкретно:
Устойчивость государства зависит от готовности элиты публично и демонстративно репрессировать часть своих представителей, причем не очень важно реально они будут виновны или просто будут назначенными козлами отпущения. Повторю — государственная безопасность и справедливость совмещаются плохо.
Да, кстати, а что происходит, если правящая элита упорно отказывается от персональной ответственности, мы опять же хорошо видим на исторических примерах:
Неимоверно мягкое отношение царской власти к высокопоставленным ворам и жуликам закончилось уничтожением и тех, кто воровал и жульничал и тех, кто был одного с ними «цвета крови» и крахом всего государства.
Законодательное ограничение ответственности парткоменклатуры закончилось полным уничтожением этой самой партноменклатуры с разрушением всего государства.
Интересно, отслеживают ли эти любопытные параллели и тенденции власти современной России, а если отслеживают, какие выводы делают и делают ли их вообще?

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!