Ленин: неизбежность ошибки. О новом фильме Владимира Хотиненко

Новый отечественный фильм «Ленин. Неизбежность» должен был рассказать зрителю об одной из самых загадочных историй ХХ века — деньгах для русской революции. Что получилось на самом деле, читайте в нашем расследовании.
Ленин: неизбежность ошибки. О новом фильме Владимира Хотиненко

Тридцать первого октября 2019 года на экраны вышел новый российский исторический фильм режиссёра Владимира Хотиненко «Ленин. Неизбежность». Впрочем, фильм вовсе не столь нов, как кажется. На самом деле это киноверсия сериала «Демон революции», вышедшего на телеканале «Россия» в 2017 году.
Нехитрый способ — перемонтировать отснятый раньше материал, что-то урезать, что-то добавить и затем продать доверчивому зрителю ещё раз. Но в этот раз, видимо, не прокатило — на премьерном показе зал кинотеатра был почти пуст.

Два героя
У этого фильма два главных героя: Ленин, глава партии большевиков, живущий в эмиграции и очень остро воспринимающий свою неспособность хоть немного повлиять на происходящее в России; и Парвус — международный авантюрист, договаривающийся с германским правительством о проекте финансирования русской революции, чтобы вывести сражающуюся империю из Первой мировой войны.
Оба этих персонажа поданы с большой симпатией, да и играть их доверили Фёдору Бондарчуку (Парвус) и Евгению Миронову (Ленин). Впрочем, особого актёрского мастерства зритель не увидит. Бондарчук, как почти во всех своих ролях, больше любуется собой, чем пытается вжиться в роль, а Миронов через слово говорит «батенька», изображая вождя пролетариата прямо как в старых советских анекдотах.
Сам Хотиненко не скрывает своего преклонения перед Лениным и его делом, в многочисленных интервью заявляя, что, хотя как человек осуждает жестокости революции, одновременно считает её совершенно неизбежным результатом глобальных исторических процессов. Так что Ленин, конечно, злой — но гений. Хотя нет, не злой он ничуть.
Ленин: неизбежность ошибки. О новом фильме Владимира Хотиненко
Фёдор Бондарчук и Евгений Миронов в ролях Парвуса и Ленина соответственно

В кинокартине Ленин — это тонко чувствующий человек, очень страдающий от невозможности работать во благо России. Да, вы не ослышались, Ленин-то у нас патриот! Всей душой болеет за свою страну и народ. Ну а Парвус — просто гений политики и выдающийся хитрец, который обводит вокруг пальца всех: от немецких агентов, до русской разведки. Милейший человек!
Фальшивый Мезенцев
В центре сюжета история Ленина, Парвуса и немецких «денег на революцию». Повествование начинается со смелого предисловия: «Этот фильм основан на мемуарах офицера царской контрразведки Алексея Мезенцева. Он был свидетелем событий, способствовавших успеху Октябрьской революции. Правду о них скрывали сто лет».
Что ни говори — смелое заявление. Притом что впервые вопрос о немецких деньгах для большевиков был поднят ещё при Временном правительстве, да и о Парвусе не умалчивали даже советские партийные историки, склонные «подчищать» неблаговидные истории из революционного прошлого.
Но самое интересное, что начало пусть и пафосное, но насквозь ложное. Никакого контрразведчика Мезенцева не существовало. Правда, был такой офицер Борис Никитин, действительно служивший в контрразведке и занимавшийся «делом Ленина», а затем издавший в эмиграции очень подробные воспоминания, содержащие массу интересной информации о связях большевиков и немцев.
Зачем из подлинного Никитина делать фальшивого Мезенцева — понятно: в его мемуарах нет никакой информации о том, что делал Парвус до 1917 года. А в кино всё начинается в 1915 году, когда капитан Никитин ещё служил на Кавказском фронте и даже не ведал, что окажется контрразведчиком.
Ленин: неизбежность ошибки. О новом фильме Владимира Хотиненко
Максим Матвеев в роли Алексея Мезенцева

Германия ищет мира
Парвус, одержимый желанием играть важную роль в русской революции, пишет «Меморандум Гельфанда» (он подписал его своей подлинной фамилией, а не псевдонимом, под которым был известен в революционной среде) и предоставляет его немцам. Те прекрасно знали, что доктор Гельфанд тот ещё мошенник, но находились в отчаянном положении.
В 1915 году было очевидно — планы быстрой войны полностью провались, а в войне на два фронта Германия неизбежно проигрывала союзникам. Поэтому главной задачей немецкой политики стало выведение из войны России — именно её немцы считали «слабым звеном» Антанты.
Именно в 1915 году было произведено первое зондирование почвы, когда по будущему маршруту «пломбированного вагона», через Швецию, по немецкому паспорту была отправлена в Россию фрейлина императорского двора Мария Васильчикова, оказавшаяся в начале войны в Австрии.
Ей было поручено сообщить русскому императору о том, что немецкое правительство готово идти на мир на самых выгодных условиях. Николай II категорически отверг эти предложения, не стал даже встречаться с Васильчиковой и выслал её в имение под надзор полиции.
Хитрый посредник
К тому моменту Ленин и подконтрольные ему большевики были мелкой политической организацией, ячейки которой в России были или разгромлены, или бездействовали, а всё руководство находилось или в заключении, или в эмиграции. Но большевики были единственной в Европе партией, которая выступила за поражение своей страны в мировой войне.
Все остальные революционеры от Лондона до Санкт-Петербурга решительно поддержали свои народы и правительства. Так что у того, кто искал бы в России хоть какие-то радикальные силы, выбор был невелик — или националисты-сепаратисты (от поляков до кавказцев — со всеми ними, кстати, немцы активно работали), или большевики, если речь шла о пропаганде среди русского большинства.
Ленин: неизбежность ошибки. О новом фильме Владимира Хотиненко

Брал ли Ленин деньги в 1915 и 1916 году, мы, пожалуй, уже не узнаем. С одной стороны, вождь большевиков гневно отвергал саму возможность сотрудничества с Парвусом, который ухитрился испортить отношения со всеми, с кем когда-либо работал. С другой стороны, в 1915 году миллион марок доктор Гельфанд от немцев всё-таки получил и куда-то потратил.
Возможно, на роскошную жизнь, возможно, на создание «Института по изучению причин и последствий мировой войны». В силу специфики задач отчётность не велась, и кто из революционеров получал гранты от «доброго доктора», абсолютно неизвестно.
Ряд зарубежных и российских историков убеждены, что финансирование немцами большевиков — очевидный факт. Немало и тех, кто решительно отрицает саму возможность такого сговора, что стало традицией ещё в советской историографии.
В фильме вся эта история подана на редкость фальшиво. Ленин на словах отрицает сотрудничество с Парвусом, боясь испортить свою репутацию среди революционеров, а на деле, будучи абсолютным прагматиком, вступает с ним в тайный сговор за спиной большей части партийной верхушки. В результате всё это становится похожим на дешёвый авантюрный роман, в котором злодей комментирует свои неблаговидные поступки репликами «в сторону», обращёнными к зрителю.
Ленин: неизбежность ошибки. О новом фильме Владимира Хотиненко

Так что в кино всё получилось как всегда. Там, где, основываясь на исторических фактах, можно было бы снять по-настоящему захватывающую историю, решили включить излюбленный режим «я так вижу» и написать совершенно фантастический сценарий, вызывающий лишь недоумение.

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!