Раздетый «Морской старт»

07:16
/
10
/
Раздетый «Морской старт»

Плавучий космодром «Морской старт» (Sea Launch) подготовили к перебазированию из США в Россию. Для предстоящей транспортировки с платформы уже снято всё иностранное оборудование, сообщили РИА «Новости» источники в ракетно-космической отрасли и правительстве. Речь идёт об информационно-связном оборудовании компании Boeing и пусковом украинском оборудовании для ракеты «Зенит» от «Южмаша». Оно складировано в порту приписки «Морского старта». Американцы демонтировали своё оборудование, украинцы – своё. В итоге – опустошённая платформа и судно с остатками российского оборудования на борту. Перегонят эту конструкцию на Дальний Восток, и что дальше? А как хорошо начиналось!
Итальянские корни для выживания
Что же такое «Морской старт»? Это полнофункциональный морской стартовый комплекс, который включает в себя плавучую платформу «Одиссей» (Odyssey), сборочно-командное судно Sea Launch Commander и причал в порту со специфической ракетно-космической инфраструктурой. Порт приписки обоих судов Navy Mole, Лонг-Бич, округ Лос-Анджелес, Калифорния.
«Морской старт» – идея инженеров Ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия» им. С.П. Королёва, которая начала формироваться в 1993 году. Корпорация лишилась нормального госфинансирования (времена такие!), и её спасала лишь программа «Мир-Шаттл» – на шаттлах НАСА возило своих астронавтов на нашу станцию. Кстати, стыковочный узел на шаттлы поставили бурановский – к станции «Мир» должен был летать наш челнок. На РКК «Энергия» даже было открыто представительство НАСА. Для выживания нужно было придумать ещё что-то коммерчески привлекательное. И тогда генеральный директор РКК Юрий Семёнов, генеральный конструктор академик Виктор Легостаев и его заместитель Вячеслав Филин начали вести долгие и трудные переговоры с американцами по теме «Морского старта». Российскую идею решено было реализовать на деньги «Боинга» с участием Украины, где на «Южмаше» была готова подходящая ракета. Стартовая цена проекта – 3, 5 млрд долларов. Основную финансовую нагрузку несли, естественно, американцы.
Идея, надо сказать, не нова. Старт ракеты с морской платформы на экваторе не наше изобретение – с 1964 по 1988 год у побережья Кении функционировал итальянский космодром. Он состоял из двух заякоренных нефтяных платформ. «Сан-Марко» – стартовая площадка, «Санта-Рита» – ЦУП, центр управления полётами. Летали с «Сан-Марко» сверхлёгкие американские ракеты-носители «Скаут», на орбиту выводили всего 90 кг полезной нагрузки. Максимум, на низкую опорную орбиту (НОО), – 200 кг. То есть очень, очень мало. Но как идея – самое то.
Аргументы «за»
Первый аргумент – старт из экваториальной зоны сулит колоссальный выигрыш, в первую очередь энергетический: Земля вращается, и вращением планета даёт ракете дополнительный импульс. Полезная нагрузка, которую выводит носитель, становится максимально возможной. Для сравнения: ракета-носитель «Зенит» с космодрома Байконур тянула на геопереходную орбиту (ГПО) не более 3, 5 тонны, а с экватора – до 6 тонн. Разница почти в два раза, а Байконур это не Север. Аргумент солидный.
Второй аргумент -ничейной земли на нашей планете нет.Какое место ни выбери, возникает вопрос зоны отчуждения для падения отработавших ступеней ракет-носителей, вопрос наземной инфраструктуры космодрома. Где ни выбери точку, за всё надо платить. В океане «Морской старт» снимает все вопросы. И зоны отчуждения, и системы контроля. Тем более что контроль пусков сегодня можно (так и было сделано) обеспечивать из космоса, со спутников.
Была выбрана точка в океане. Ближе всего к этой точке находилась Республика Кирибати. Это группа островов Микронезии на линии перемены дат, одни находятся на востоке от этой линии, другие на западе, третьи на севере от экватора, четвёртые – на юге. Как они там живут? Остров Рождества находился ближе всего к месту старта – порядка 400 сухопутных километров, или 250 морских миль. То есть и 1-я, и 2-я ступени спокойно уходили в «ничейный» Тихий океан. Платить никому не надо! Следует отметить, что «Зенит» была «чистая» ракета, топливо – керосин, окислитель – кислород. Никакого гептила.
15 лет полётов
ПЕРВЫЙ старт состоялся 28 марта 1999 года. Подняли на орбиту демонстратор весом в 4, 5 тонны – в мире не нашлось ни одной компании, готовой рискнуть своим спутником с «Морского старта». В следующем старте на орбиту был выведен телекоммуникационный спутник. 32 ракеты-носителя «Зенит-SL» были запущены удачно, три неудачно, и одно выведение полезной нагрузки произошло на неправильную, но корректируемую орбиту.
Последний пуск был в 2014 г., по инерции готовились к следующему. Но начался раздрай с украинскими участниками проекта, а выдающемуся учёному и руководителю Виталию Лопоте организовали травлю.
Платформа «Одиссей»
Буровые платформы массивные, технически отработанные, прочные. Стол, где обычно размещается буровое оборудование, вполне годится в качестве стартового для ракеты.
Раздетый «Морской старт»

В августе 1993 г. в РКК «Энергия» узнали, что на Выборгском судостроительном заводе ремонтируют после пожара платформу Odyssey, построенную за десять лет до того на верфях в Йокосуке, Япония. Гигантское сооружение высотой с 30-этажный дом. Конструкторы-ракетчики мимо не прошли, и в итоге именно она стала основой «Морского старта». Её закупили буквально по цене металлолома. Спустя три года платформа уже проходила переоборудование в Норвегии на верфи Kvaerner Rosenberg, затем вернулась в Выборг для дооснащения на судостроительный завод, к тому времени называвшийся «Кварнер Выборг Верфь».
Платформа получила новые маршевые двигатели, её опоры стоят на двух подводных лодках, кто-то их сравнивает с лыжами. Она самоходная, скорость до 12 узлов, это больше 20 км/ч. При движении это исполинское сооружение потребляет в сутки железнодорожную цистерну топлива. Как говорят ветераны проекта, сфотографироваться на фоне платформы «Одиссей» было очень непросто. Строишь кадр, чтобы были видны лица, – непонятно, что за спинами, пытаешься взять в кадр платформу – людей не видно.
Sea Launch Commander
А вот сборочно-командное судно Sea Launch Commander было построено специально для проекта «Морской старт» по техническому заданию ракетчиков, переоборудовать какой-либо уже готовый корабль для этих целей было невозможно. На борту надо было обеспечить комплексные испытания элементов ракеты-носителя, заправку разгонного блока, окончательные сборку и перегрузку ракеты на стартовую платформу. На корабле также сосредоточены системы подготовки, проведения и управления пуском. Судно получилось под стать платформе: длина – 203 метра, ширина – 32, водоизмещение – 27 612 тонн. Строилось оно на верфях норвежской компании «Кварнер» в Глазго, Шотландия. Спущено на воду в декабре 1996 г., а в 1998-м дооборудовано российской «космической» техникой на Канонерском судостроительном заводе в Санкт-Петербурге.
Бурановский и лунный след
РАКЕТНО-космическое оборудование, которое устанавливалось на сборочно-командное судно и платформу, было извлечено из заначки – оно было изготовлено под программу «Энергия-Буран» (пригодилось!). Если бы его не использовали на «Морском старте», то это были бы выброшенные на ветер деньги. А так, видимо, удалось даже заработать.
Ракета «Морского старта» «Зенит» также была сделана по программе «Буран-Энергия». Те самые блоки по бокам «Энергии» и есть ракеты-носители «Зенит» с мощнейшими российскими двигателями РД-171. Вторая ступень – тоже российский РД-120. Ракета «Зенит» двухступенчатая.
Чтобы вывести груз на геостационарную орбиту, использовалась третья ступень – разгонные блоки ДМ, изготовленные на РКК «Энергия» ещё под лунную программу С.П. Королёва. Тоже пригодились!
Консорциум
В 1995 г. в проекте сложился Международный консорциум Sea Launch Company (SLC). В него входила американская Boeing Commercial Space Company (дочка аэрокосмической корпорации «Боинг»), обеспечивающая общее управление и финансирование (40% капитала), российская Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (25%), украинские КБ «Южное» (5%) и ПО «Южмаш» (10%), а также норвежская судостроительная компания Aker Kvаеrner (20%). Штаб-квартира консорциума находилась в калифорнийском городе Лонг-Бич.
Как говорят наши инженеры, американцы очень торопились – 1998 год, дефолт, ситуация в России нестабильная, Ельцин теряет способность управлять государством. Они боялись, что власть переменится, корабль и платформу в Санкт-Петербурге арестуют, не выпустят в США. Поэтому «Морской старт» отправился в порт приписки с не до конца закреплённым оборудованием, работы продолжались на ходу. Сборочно-командное судно Sea Launch Commander прошло к берегам Калифорнии через Панамский канал, а вот платформе выдалось куда более длинное путешествие, почти кругосветка. Панамский канал для неё оказался узковат.
Как только суда «Морского старта» пришли в США, вышел международный скандал: «К берегам Калифорнии пришла толпа каких-то русских с ракетами». Появилась полиция, и весь персонал «Морского старта» выгнали на берег. «Боинг» так спешил, что у себя на родине не успел соблюсти целый ряд формальностей, потребовалось оформлять более 40 лицензий в Госдепе США. Например, разрешения на ввоз ракет, ракетного топлива (керосина), окислителя (кислорода), на радиосредства и частоты.
Интернационал на борту
БЫЛА составлена пусковая команда из 250 человек. Моряки-офицеры включая шеф-повара-кока Ганса, были норвежцы, матросы – филиппинцы. Оборудование в море очень быстро ржавеет, поэтому процесс покраски идёт непрерывно. На филиппинцев было больно смотреть после запуска «Зенитов» – ракета-носитель при старте выжигает всё на стартовом столе и вокруг него, и матросы под палящим солнцем отдирали и зачищали сгоревшие покрытия и красили всё заново. Инженеры-ракетчики, естественно, из России и с Украины. Заказчик привозит свой космический аппарат – его представители тоже участвуют в пусковых операциях. А координаторами работ были американцы – решали бюрократические процедуры, находили заказчиков, дирижировали процессом.
Пивовоз для «Красной команды»
Российские и украинские специалисты для подготовки прилетали в Лос-Анджелес, и пока шли работы на берегу, жили в гостиницах. Заказчик привозил космический аппарат в порт, его помещают в ангар, где идёт проверка. Разгонный блок и две ступени ракеты также в ангарах на берегу собираются и проверяются по отдельности. Естественно, каждый этап оформляется отдельным протоколом. Потом все части ракеты и полезный груз собираются вместе на сборочно-командном судне. Ракета перегружается на платформу «Одиссей», устанавливается на пусковой стол, и происходят комплексные испытания, так называемый «сухой вывод». Проверяются абсолютно все системы: заправки, обеспечения пуска, управления. Вся подготовка в месте базирования занимает ровно месяц. После чего ракета отправляется под замок, а платформа «Одиссей» под «Прощание славянки» – в Тихий океан к точке старта. Скорость платформы вдвое меньше, чем у сборочно-командного судна.
Затем к экватору выходит и Sea Launch Commander с ракетой-носителем в чреве, на полпути нагоняет платформу, дальше идут вместе. Перед выходом в море специалисты-ракетчики перебирались на корабль. Условия были достойные. Но многих, уже в океане, мучила морская болезнь. Работоспособность падала буквально у всех процентов на 25. Женщины истерили, возникали склоки на пустом месте. Кто-то начинал гасить неприятное состояние по рекомендации врача-питерца спиртным и уходил, как у нас говорят, в штопор.
На подготовку и пуск отводится трое суток. Во время пусков платформа «Одиссей» была безлюдна, за три часа до старта с неё эвакуировалась последняя, так называемая «Красная команда». Дальше работала автоматика. Туда-обратно – месяц в океане.
Раздетый «Морской старт»

Рассказывают, что американцы относились к специалистам из России с величайшим почтением. Предлагали приезжать с семьями, что логично, работы занимают много времени, и были готовы оплатить затраты. Но руководители в Москве эти «вольности» запретили. И принимающая сторона старалась изо всех сил сделать для коллег праздник на каждом этапе работ. Например, космический аппарат проверили и поместили в капсулу, в так называемый блок полезного груза. Американцы торжественно объявляют: «Космический аппарат к полёту готов!» И пригоняют огромный «пивовоз», у которого по 10 кранов с каждой стороны и из каждого льётся свой сорт пива. Тут же барбекю на лужайке. Аналогичные мероприятия устраивались даже на территории знаменитой Полицейской академии Лос-Анджелеса. Не обходилось и без казусов. Перед отходом на борт пригласили оркестр, который играл русскую музыку, но мелодии угадывались с трудом. Приблизительно как гимн России в исполнении оркестра из Саудовской Аравии. Американцы поняли свой «косяк», и из похода команду встречали балалаечники из русского ресторана.
Илон Маск подставил ножку
Американцы в 90-е годы после автоматического полёта «Бурана» и с оглядкой на орбитальную станцию «Мир» признавали: «Нам без русских в космосе делать нечего». Тогда мы их заметно опережали, здравомыслящие люди из НАСА этого не скрывали. Американцы были кошельком, исправно меняли компьютерное «железо» и… набирались опыта, получали технологии. Наши специалисты уверенно говорят: «В то время мы поняли, что в космических технологиях оторвались от них на годы».
И к 2008 г. «Морской старт» выполнил для США миссию перекачки российских, а если быть совсем точным, то советских космических технологий. Пуски шли один за другим, без сбоев.
Но к этому времени пошли первые успехи у Илона Маска и его компании SpaceX. И Маск объявляет цену на свои пусковые услуги – 50 млн долларов. В «Боинге» быстро распознали угрозу: демпинговать возможности нет, и вышли из проекта. «Морской старт» изначально был коммерческой затеей. Цена одного пуска для заказчика – 100 млн долларов. Четыре пуска в год обеспечивали самоокупаемость, нормальную прибыль давал пятый. Но такие «хлебные» годы случились лишь дважды: в 2006-м и 2008-м. Так что с рентабельностью у проекта были проблемы.
В 2009-м компания объявила о своём банкротстве и финансовой реорганизации, а 1 апреля 2010 г. совет директоров международного консорциума Sea Launch Company (SLC) принял решение отдать Ракетно-космической корпорации «Энергия» ведущую роль в проекте «Морской старт» – 95% акций. Надо сказать, «Боинг» поступил порядочно – вышел финансово, но инженерно продолжил поддерживать проект.
Руководитель РКК «Энергия» Виталий Лопота пытался спасти «Морской старт» за счёт манёвра средствами, которые приносила пилотируемая космонавтика. До 2014 г. РКК «Энергия» сумела организовать 5 успешных пусков. И в этом же году именно за это «прегрешение» Виталий Лопота оказался под следствием и домашним арестом. А «Роскосмос» объявил, что содержание «Морского старта» – непозволительная роскошь, что РКК «Энергия» – корпорация государственная, а значит, это хомут на шее государства. И стали посматривать по сторонам, кому бы этот хомут с полумиллиардным долгом повесить. Интерес тут же проявили Бразилия, арабы, Китай. Грех не получить космические технологии, раз уж предлагают. Наши деятели как увидели, что интерес неподдельный, передумали и повесили этот хомут на отечественную авиакомпанию Владислава Филёва S7 вместе с накопившимися долгами. По мнению экспертов, именно «повесили». Никакой коммерческой или репутационной прибыли у S7 в проекте не просматривается. Похоже, со стороны государства частной авиакомпании пообещали некие преференции. Внутри S7 была организована компания S7 Space (С7 космические транспортные системы) которую возглавил Сергей Сопов. Но пока никакой поддержки не видно, Сопов уволен, и теперь у неё генеральный директор Рано Джураева.
Китайские и украинские мечты
5 ИЮНЯ этого года со специально подготовленной баржи из Жёлтого моря стартовала лёгкая ракета-носитель «Чанчжэн-11» с восемью спутниками на борту. Она в десятки раз уступает по полезной нагрузке «Зениту», но факт примечательный. Китай стал единственным на сегодняшний день государством с действующим морским стартом.
В свою очередь, украинское госпредприятие КБ «Южное» решило внести на рынок космических услуг собственное предложение, создав перспективный ракетно-космический комплекс лёгкого класса «Циклон-1М». Но на Украине нет космодрома! И строить его негде: кругом густонаселённые территории. И там решили создать на херсонском предприятии «Паллада» морскую платформу для пусков из акватории Чёрного моря. Трепещите, соседи – трасса полёта ракеты пересекает Турцию и, возможно, зацепит Грецию. Зона падения первой ступени и обтекателя – Средиземное море. Интересно, а туркам это понравится?
Чемодан без ручки?
В 2016 г. начали готовить оформление сделки по передаче «Морского старта» от «Энергии» частному инвестору. Сейчас на исходе 2019 год. А теперь – внимание! Первый пуск прошёл в 1999-м. При развёртывании ракетного сегмента для оборудования был чётко прописан ресурс – 20 лет. Так вот, эти 20 лет прошли, ресурс исчерпан. Даже если бы американцы и украинцы оставили бы своё оборудование в целости и сохранности.
Вот как описывает сегодняшнюю ситуацию специалист, участник программы с первого до последнего дня:
– Зная, что из оборудования там российское, американское и украинское, представляю, в каком виде платформа и судно придут на Дальний Восток. Это то же, что автомобиль оставить с открытыми дверями рядом с авторазборкой и пустить туда рукастых пацанов с минимумом инструментов. Они всё, что можно, открутят, остальное выцарапают или вырвут с мясом. В таком виде и «Морской старт», с обрывками проводов, следами крепежа. Множество операций контролировались компьютерами, сборочно-командное судно нашпиговано ими сверху донизу. Даже 10 лет для компьютерной техники – вечность, и пока «Боинг» был активным участником проекта, оборудование обновлялось каждые пять лет. А оно было, естественно, Made in USA. Наверняка его тоже выдрали вместе с прописанными в процессорах программами. Это чтобы понять размер бедствия.
– Что осталось?
– Обшивка корабля и платформа. А платформу регулярно по правилам безопасности должны были отправлять в сухой док, где бороду из ракушек снимают, ремонтируют, приводят в божеский вид. Кто этим занимался последние годы? Никто.
– Допустим, отремонтируют, установят новое компьютерное оборудование, программное обеспечение?
– Основной прикол – «Морской старт» заточен под украинскую ракету-носитель «Зенит». Её-то как восстановить? Ждать, когда снова возникнет братская дружба с Украиной? Сейчас «Южмаш» остался без российских комплектующих, соответственно, ничего толком создать не в состоянии. Делать бочки, в которые закачиваются керосин и кислород, рулевые машинки, финишную сборку – дело важное, высокотехнологичное. Но ракета-носитель «Зенит» на 80% состоит из российских комплектующих. В сегодняшних условиях отправлять их, в том числе и двигатели, в Днепропетровск, ныне Днепр, нереально. Итог политической баталии и революции достоинства на Украине – «Морской старт» остался без ракеты-носителя «Зенит» и функционировать не может. Нет такой ракеты. Отлаженная десятилетиями советская кооперация в промышленности, особенно в области высоких технологий, сейчас для «Морского старта» фактически превратилась в капкан.
— Почему нельзя подобрать для проекта российскую ракету-носитель?
– Примеряли ракету «Ангара» – она туда не помещается, в том числе и сборочно-командное судно. Надумали было восстановить проект ракеты-носителя «Союз-5», но с зенитовскими характеристиками, особенно по габаритам хвостовой части, чтобы она вставала на пусковой стол. Только она выходит по цене дороже «Зенита», что тоже скажется на цене пуска! Конечно, технически восстановить всё можно, но это будут огромные затраты, уйдут годы. Готов ли к этому владелец «Морского старта» S7 Space?

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!