Шедевры китайского волшебника Уоллеса Чана

04:31
/
11
/
Уоллес Чан – единственный в мире ювелир, чьи работы невозможно подделать. Мерцающие бабочки, извивающиеся драконы, рыбы и стрекозы, словно застывшие в драгоценных «доспехах»…
На его счету несколько новаторских технологий, созданные им украшения принадлежат теперь членам европейских королевских семей. А начиналось все в бедном квартале Гонконга – с пластиковых цветов и фарфоровой ложки.

Брошь с цветами.
Уоллес Чан родился в 1956 году в небогатой китайской семье. Ему было пять, когда семья переехала в Гонконг и столкнулась с языковым барьером. Уоллес лишь в девятилетнем возрасте освоил кантонский и смог пойти в школу, но проучился там года три, ведь с детских лет был вынужден трудиться за кусок хлеба. Практически буквально: он собирал пластиковые цветы из готовых деталей. За три мешка таких «шедевров» он получал столько, что мог купить целых две сладких булочки. Возможно, именно навыки, полученные в те нелегкие годы – усидчивость и терпение, прекрасная мелкая моторика и философский взгляд на мир, способность создавать нечто прекрасное буквально «из ничего» – и стали определяющими во всей творческой судьбе Уоллеса.

Колье со стрекозами.

Кольца от Уоллеса Чана.
Среда, в которой рос Уоллес, была консервативной – здесь чтили традиции и стремились сохранять старинные ремесла. Так тринадцатилетний Уоллес Чан попал в в резчицкую мастерскую, где овладел резьбой по кости и камню. В шестнадцатилетнем возрасте Чан попал в ученики к буддистскому скульптору, и в 90-х годах выполнил несколько крупных фигур для буддистских монастырей. В этом деле он стал настоящим асом, прославился не только в Китае, но и в других азиатских странах – а после его имя стало известно и в Европе.

Подвеска с буддистским мотивом.
Удивительно, но в те же годы, когда Чан создавал золотую ступу для зуба Будды и экспериментировал с огранкой, он жил… на крыше здания в Макао. Каждая его работа, пусть дорогостоящая, требовала огромного количества времени, сил и затрат – и гонорар лишь компенсировал трату ресурсов.

Украшение от Уоллеса Чана.

Колье в разных техниках.

Серьги и браслет.
На рубеже тысячелетий Уоллес внезапно прекратил всякую творческую деятельность. Он медитировал, занимался самопознанием, размышлял о жизни и своем месте в мире. Изучая буддистскую символику, он вдруг понял, чем ему следует заниматься.
Когда Уоллес Чан сделал свое первое украшение (спонсорами создания стали родители), он начал обходить все ювелирные магазины в округе, но персонал прогонял этого странного человека. Быть может, сейчас они кусают локти, осознавая, что могли бы прославить свое предприятие – но в те годы Чан казался просто городским сумасшедшим. Однажды на шум вышел владелец одного из магазинов, внимательно рассмотрел то, что предлагал Чан, и дал ему телефон своего друга, занимавшегося продажей всяких экстравагантных вещиц. Так начался путь Уоллеса Чена к вершинам славы.

Украшения из поделочных и драгоценных камней.

Украшения с природными мотивами.

Серьги с азиатскими мотивами.
В 2000-х годах Уоллес Чан начал практиковать как ювелир – и совершил несколько настоящих мини-революций в ювелирном деле. Он разработал несколько инновационных технологий, позволяющих максимально точно воплотить в жизнь те неясные образы, которые рождаются в освобожденном медитацией сознании.

Цветок и бабочки.

Брошь с оленями.

Украшение с рыбками.
Новые способы вытачивания изделий, создающие словно светящиеся поверхности; обнаружение способов окраски титана в разные цвета путем химических реакций, а не напыления; огромные броши, совершенно при этом невесомые; невидимые закрепки; инкрустация одного камня другим…

Кольца с малозаметными креплениями камней и сложной огранкой.

Нетрадиционное крепление.
Он изобрел «огранку Уоллеса» — сложную трехмерную резьбу по камню.

Подвеска с резьбой и утроением изображения путем отражения в гранях.

Украшение с резьбой и отражениями.
Именно Уоллес Чан ввел в ювелирную моду украшения из титана с золотыми прожилками. Он считает, что титан – самый полезный для человека металл, он положительно влияет на здоровье и душевное состояние.

Муравей.

Брошь-цветок.

Браслет с жадеитом.
В 2018 году он представил коллекцию с использованием сверхпрочного ювелирного фарфора – как истинный китайский мастер, рецепт фарфора он хранит в тайне, но признается, что изобрел собственную печь для обжига, способную разогреваться до невероятно высоких температур. На работу с фарфором его вдохновило детское воспоминание – брат когда-то показал ему ложку, якобы принадлежавшую в далеком прошлом императорской семье. Потом ложку, конечно же, продали – но она осталась в памяти Уоллеса как нечто чудесное.

Цикада.

Цикада с опалами.

Цикада с сапфиром.
В своих фантастических работах мастер стремится запечатлеть процесс изменения, трансформации, преображения. Он создает драконов, лебедей, рыб, стрекоз и растения из титана, золота, драгоценных и полудрагоценных камней. Каждая работа проникнута сложным символизмом, чьи корни в буддистской культуре, древних китайских легендах и собственном мировосприятии автора. «Природа дает, я размышляю» — отвечает он на вопрос о вдохновении. Но особенно мастер любит бабочек. В роскошный ювелирный панцирь одета… настоящая мертвая бабочка. Для Чана эти украшения – размышление о душе, любви и смерти.

Украшение-бабочка.

Украшение-бабочка.

Украшение-бабочка.
Уоллес Чан любит говорить в интервью о творческом процессе, своих открытиях, экспериментах и философии, но о личной жизни предпочитает не распространяться. Он с охотой рассказывает о том, как много лет назад пытался укротить звуковые волны от сверла, раскалывающие стеклянный шар в одной из его буддистских работ, но лишь вскользь упоминает, что когда-то был женат и что у него есть сын – уже взрослый. А собственного дома, несмотря на стоимость творений, до сих пор нет.

Брошь-рыбка.

Брошь-рыбка.

Брошь-рыбка.
Уоллес Чан – пожалуй, единственный художник-ювелир, чьи работы не подделывают. Никто другой просто не в состоянии повторить их технически – притом, что ювелир не боится делиться историями создания своих украшений, читает лекции и мечтает с помощью технологий виртуальной реальности раскрыть человечеству пару-тройку своих секретов.

Брошь-цветок.
Работы Уоллеса находятся в коллекциях богатых китайцев и европейцев, несколько приобретены королевской семьей Дании. Они редко появляются на аукционах – ведь, увидев однажды, их невозможно забыть, а завладев – невозможно расстаться. Да и для самого ювелира расставание с очередным творением – болезненный процесс, и, судя по его словам, Уоллес всякий раз настраивает себя на то, что придется оторвать от сердца свое прекрасное дитя.

Кольцо с необычным сочетанием материалов.

+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!