Тридцать семь лет назад над Сахалином был сбит южнокорейский боинг с 269 пассажирами и членами экипажа на борту. Разумеется, все погибли. Несмотря на то, что западная пресса разразилась гневными выпадами в адрес СССР, необходимо признать, что у советского правительства было немало поводов для принятия столь радикального решения.

Рейс 007

Любому школьнику было понятно, что злополучный боинг оказался в воздушном пространстве СССР с разведывательными целями. В то же время наличие на борту нескольких сотен пассажиров являлось отличной, хотя и поражающей своей циничностью «страховкой» от советских истребителей и систем ПВО.

Самое интересное, что аналогичная история с заблудившимся южнокорейским пассажирским самолётом уже имела место несколькими годами раньше и закончилась для пассажиров и членов экипажа вполне благополучно. Версия о том, что пилоты сбитого самолета «заблудились», отклонившись от своего маршрута более чем на 500 км, выглядит абсурдно.

Рейсовый самолёт, постоянно совершающий полёты по одному и тому же маршруту, случайно допустить подобную ошибку просто не мог.

Тем более что самолёт сбился с курса очень удачно в тот район Камчатки, Курил и Сахалина, где у СССР располагались важные стратегические объекты, сильно интересовавшие западные разведки.

Нет ответа и на тот вопрос, почему боинг имел синхронизацию с американским разведывательным спутником, которому, очевидно, сквозь пелену облаков не очень хорошо было видно, что происходит на земле.

При этом экипаж и пассажиры, по мнению тех людей, кто направил самолёт на советскую территорию, особенно ничем не рисковали. За пять лет до данного происшествия точно также в апреле 1978 года «сбились с курса» пилоты самолёта, следовавшего по маршруту Париж – Анкоридж – Сеул.

В тот раз корейцы оказались над стратегическим районом Кольского полуострова. Поднятые в воздух истребители принудили боинг к посадке. После тщательного допроса пассажиров и пилотов отпустили, но осадок остался.

Уши ЦРУ

По большому счёту вина за то, что самолёт рейса 007 был сбит, во многом лежит на пилоте. Когда он вторгся в воздушное пространство СССР, на его перехват по инструкции поднялся истребитель. Подойдя к пассажирскому самолёту, он покачал крыльями, давая понять, что корейцу следует изменить маршрут, покинув территорию Советского Союза. Пилот боинга не только не внял этому знаку, а наоборот, стал набирать высоту, двигаясь вглубь СССР.

Тогда истребителем был произведён предупредительный огонь. Реакции корейца опять не последовало. Лишь после этого было принято решение о том, чтобы сбить странный самолёт.

Тем более что военные СССР не знали, есть на борту пассажиры или нет, а также о том, какую угрозу боинг может нести с собой. Холодная война была в самом разгаре, а в салоне крупного самолёта могло находиться всё что угодно – от разведывательной аппаратуры до ядерного снаряда.

Примечательно, что, как позднее выяснилось, командир экипажа боинга ранее являлся личным пилотом руководителя Южной Кореи Пака Чжон Хи, имевшего тесные связи с разведывательными службами США.

Странная переквалификация, если только она не объясняется выполнением некоего важного задания. Разумеется, утверждать что-то конкретное спустя столько лет сложно. Можно лишь констатировать, что у СССР были все основания, чтобы сбить подозрительный самолёт, что и было сделано.