Оборотни в погонах, грабившие стариков, потом сами «расследовали» преступления

11:39
/
42
/
В мае 2009 г. двое в масках подъехали к деревне Ремягино, что в Волоколамском районе Подмосковья. Они спрятали машину в лесу и пошли пешком через поле – прямиком к дому одинокого старика.
Незваные гости потихоньку вскрыли дверь, обступили спящего и стали избивать его битами. Затем едва живого выволокли во двор и выбросили умирать на снег – весна в том году была холодной. Пока несчастный метался в агонии, преступники вынесли из его ­жилища древнюю икону «Праотцы Вениамин и Иов» (её стоимость на чёрном рынке – 4 млн руб.), подожгли дом и скрылись. На пожар сбежались местные жители, нашли полумёртвого старика, вызвали скорую. В больнице он умер.

Икона «Праотцы Вениамин и Иов» стоила на чёрном рынке 4 млн руб.
Это был первый эпизод многотомного запутанного дела. В течение нескольких следующих лет подобные нападения стали для жителей Волоколамского и некоторых соседних районов кошмарной реальностью. Впо­следствии выяснилось, что за два года было произведено 30 налётов и грабежей – чаще чем раз в месяц! Стиль нападавших поражал хладнокровием и жестокостью – налётчики, вооружённые битами и пистолетами, являлись ближе к ночи, без суеты, будто всякий раз заранее знали, куда идут. С леденящей кровь деловитостью убивали жертв, похищали иконы, антиквариат, деньги и бесследно растворялись в ночи.
К весне 2011 г. налёты стали настолько дерзкими и многочисленными, что обстановкой в регионе серьёзно обеспокоились в центре.

Пепелище на месте первого преступления волоколамских оборотней. Деревня Ремягино

Рука Москвы

В Волоколамск отправили следователя по особо важным делам Главного следственного управления СК России по Московской области Юрия Гришина. Он стал знакомиться с переданными ему рапортами и отчётами и обратил внимание, что ни одно расследование не доведено до конца. «Нет никаких зацепок!» – разводили руками в Волоколамске. Гришин скрупулёзно начал распутывать этот преступный клубок.
Вскоре преступники вновь проявили себя. 14 марта поступил сигнал об очень похожем происшествии, но уже в Твер­ской области, в селе Венецианово, где преступники пытались ограбить храм Спаса Неруко­творного, в котором находятся уникальные и очень дорогие иконы школы знаменитого русского художника Алексея ­Венецианова. Именно пытались – это был единственный эпизод, когда всё обошлось без убийств и тяжких увечий. Следователь Юрий Гришин тут же выехал на место происшествия. Один из подозреваемых был задержан.

«Пустите помолиться»

Восстанавливая картину происшествия, Гришин обратил внимание на схожий почерк. Некий мужчина явился к храму, который по раннему времени был ещё закрыт. Попросил открыть церковь, объяснив, что у него тяжёлый период в жизни, что душа просит общения с Господом. Настоятель храма был в отъезде, но его супруга, матушка Любовь Грибанская, сочла просьбу вполне законной: «Был Великий пост, и мне стало очень жаль этого человека. Подумала, что будет мне грех, если я не открою». Однако при этом всё же почувствовала что-то нехорошее: «Какая-то тревога у меня появилась, даже не передать. Позвонила прихожанке Маргарите, которая помогала при храме, и попросила прийти».
Оказалось, что тревога была небеспочвенной. Как только двери храма были открыты, проситель вместо общения с Господом подал знак своим сообщникам. В церковь ворвались двое с большими сумками. Только заполошный крик прихожанки: «Милиция! Спасите! Помогите! Убивают!» – спас женщин.
«Она кричала, как будто помощь была уже за воротами, – вспоминает Юрий Гришин. – Был создан сильный психологический эффект, двое с сумками бросились бежать. Но тот, первый, оказался хладнокровнее и всё же попытался довести дело до конца – вынул пистолет». Однако выстрелить не решился. Впоследствии он и сам не мог объяснить почему. Возможно, его остановила святость места – всё же храм.

Отказ и признание

Его-то и задержали. Это оказался Василий Румянцев – рецидивист, вор со стажем. Отпирался недолго – при обыске в его доме нашли старинные иконы и монеты, церковную утварь, оружие – словом, всё, что проходило по нераскрытым делам. Но главное – нашли мобильный телефон. И выяснилось, что один из наиболее часто набираемых номеров принадлежит… оперуполномоченному угрозыска ОВД по Волоколамскому району ГУВД по Московской области 32-летнему Александру Новосадову. Его задержали в тот же день, на работе и дома провели обыск. И первое, что обнаружили сыщики, – ценную древнюю икону «Праотцы Вениамин и Иов». Ту самую, ради которой два года назад был убит старик.
Теперь предстояло главное – доказать вину Новосадова и разыскать других членов банды. А доказать было нелегко. Новосадов «ушёл в отказ». И если бы не признание одного подозреваемого, Романа Евсюкова, следователю пришлось бы трудно. «Евсюков сожалел о совершённых преступлениях, – рассказывает Юрий Гришин. – Он никак не мог забыть первое дело – забитого до смерти старика и горящий дом. И сказал, что не хочет сидеть за Новосадова».
Постепенно выяснилась полная картина преступлений банды. И, главное, стало понятно, почему налёты, грабежи и убий­ства безнаказанно продолжались на протяжении нескольких лет. Новосадов – не единственный в банде «оборотень в погонах». Его правой рукой был ещё один милиционер – оперуполномоченный того же отдела 30-летний Сергей Большаков. Классическая ситуация: «оборотни» грабят и убивают людей, после чего сами же «расследуют» свои преступления, преспокойно спуская дело на тормозах.

Дела оккультные

Новосадов вёл себя очень осторожно, считался образцовым сотрудником органов. Не пьёт, не курит, занимается спортом сам и призывает к тому же других. По служебной линии — «крепкий середнячок», зато примерный и скромный.
Его истинное лицо было раскрыто в ходе расследования. За благостной маской скрывался умный, хладнокровный, расчётливый убийца с очень специфическим видением жизни. В его банде было 7 человек, и все, по старинному выражению, «ходили в его ­воле».
На то были причины. Скажем, Евсюкова он поймал на простенькую наживку: «Роман, хватит уже жить бедно. Иди ко мне, что-нибудь придумаем». Большакова же удалось подловить, когда тот спас своего приятеля от заслуженной ответственности. Новосадов об этом узнал и путём шантажа заставил повиноваться. Но было и ещё кое-что. То, что делало главаря банды особо опасным.
«Человек властолюбивый и честолюбивый, он умел и любил подчинять себе других, в том числе своих соучастников, – рассказывает Снежанна Колобова, в 2010–2011 гг. следователь по особо важным делам 1-го управления След­ственного управления СК РФ по Московской области. – Он занимался восточной философией, восточными единоборствами, изучал литературу по психологии – при обыске у него обнаружили книги по управлению человеческим сознанием, по оккультным практикам».

След сатаны

В банде была железная дисциплина. Алкоголь исключался. Инструктажи Новосадов проводил у себя дома. Там же хранил и перед каждым делом выдавал оружие. После налёта имел привычку выворачивать у своих «коллег» карманы, проверяя, не утаили ли чего. Жестокость преступлений была деловитой и расчётливой – всегда предполагалось, что всех очевидцев надо отправить на тот свет. Это давало дополнительный эффект: Новосадова боялись. И ему это нравилось. Со временем он уверовал в собственную силу и неуязвимость до такой степени, что, даже зная о задержании своего подельника Румянцева, не подумал скрываться: «У меня своя религия. Миром правит сила мысли!»
Подельники поведали о Новосадове любопытный факт – в юношестве он примкнул к сатанистам. «Возможно, отсюда такая жестокость, – рассказал мне в ходе беседы Гришин. – Но Бог его всё-таки наказал!»
В 2015 г. приговором Московского областного суда преступники были осуждены на сроки от 11 до 19 лет лишения свободы. «Оборотни» были также лишены званий. Двое – граждане Таджики­стана – скрылись и до сих пор находятся в международном розыске.

+8
Нет комментариев. Ваш будет первым!