Китай, Россия и риск войны: беседа с генералом Марком Милли

18:23
/
15
/

Перевод Игорь Абрамов

В начале декабря в Брукингском институте прошла беседа с генералом армии Марком Милли, сменившем Джозефа Данфорда на посту самого высокопоставленного офицера вооруженных сил Соединенных Штатов. То, что он сказал о правильном подходе к сложным и неспокойным отношениям с Россией и Китаем, очень важно. Его слова очень полезны для тех военных и гражданских, кто убежден, что Америка в какой-то момент неизбежно вступит в жесткую конфронтацию с одной или сразу с обеими недружественными державами.

Прежде всего, немного контекста. Предшественник Милли, генерал Корпуса морской пехоты Джозеф Данфорд заявил Конгрессу в ходе слушаний по поводу его утверждения в должности в 2015 году, что Россия стала главной угрозой для американской национальной безопасности. Год спустя после того, как Россия присоединила Крым, атаковала Восточную Украину с помощью тайных операций и готовилась сорвать президентские выборы в США, эта оценка многих напугала, но она звучала правдоподобно.

Период относительно хороших отношений с Москвой, начавшийся после завершения холодной войны, закончился, особенно учитывая то, что Владимир Путин вновь обосновался в Кремле, где он теперь может оставаться до 2035 года. В течение четверти века, с тех пор как закончилась холодная война, американская оборонная политика была сфокусирована на таких государствах-изгоях как Ирак при Саддаме Хуссейне и Северная Корея. Это время прошло. К концу правления администрации Обамы при министре Эштоне Картере оборонная политика переключилась на концепцию «Third Offset» (концепция третьего противовеса), которая предусматривала усиление военного сдерживания других великих держав конвенциональными средствами.

В администрации Трампа стратегия национальной безопасности и стратегия национальной обороны фокусировались на двух главных соперниках – России и Китае. К концу своего четырехлетнего пребывания в должности председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд предупреждал, что в ближайшее время Китай станет главной угрозой для США. Сам Милли также называл Китай «растущей угрозой» в одном из своих интервью.

Все это в целом было логично, но теперь у нас появилась проблема. Многие в Пентагоне и вне его теперь рассматривают Россию и Китай не просто как конкурентов, но и как вероятных будущих врагов. Кое-кто верит в реалистическую школу международных отношений, согласно которой не существует никакого прогресса в межгосударственном взаимодействии, и военный конфликт между великими державами является нормой. Другие наблюдали за выходками России и Китая в Восточной Европе, на Ближнем Востоке, в западной части Тихого океана и здесь, в Америке, и, по понятным причинам, были встревожены. Опасность заключается в том, что, учитывая все это вместе взятое, мы можем прийти к какому-то общенациональному групповому мышлению — возможно, похожему на то, что привело к вторжению в Ирак в 2003 году или к вьетнамской войне. Это может привести к тому, что Соединенные Штаты выйдут за рамки необходимого уровня бдительности и, возможно, чрезмерно остро отреагируют на будущий кризис. Здесь уместно вспомнить Первую мировую войну, когда конфликт стал результатом небольшого кризиса, который вспыхнул из-за взаимного недоверия и из-за того, что военные строили планы войны, которые предусматривали, а в некоторых случаях даже требовали быстрой эскалации после начала военных действий.

Именно здесь особенно уместны спокойные и рассудительные комментарии Милли. Они не отражали беззаботности или небрежности по поводу нынешнего положения дел с Россией, Китаем и Западом. Однако от них исходило некое спокойствие, которое нам всем было бы полезно запомнить. Генерал Милли считает, что отношения останутся сложными и запутанными. Но он не ожидает войны и не рассматривает ее как приемлемый сценарий развития событий.

В частности, на вопрос о состоянии так называемой «конкуренции великих держав» с Россией и Китаем, вот что ответил председатель Объединенного комитета начальников штабов:

«Несомненно, у нас будет конкуренция между великими державами. Такова природа этого мира. Можно вернуться на пять-десять тысяч лет в историю человечества и увидеть, что так было всегда. Великие державы будут соперничать друг с другом в самых разных сферах и пространствах. И это нормально, в этом нет ничего страшного. Однако, необходимо, чтобы эта конкуренция не переросла в конфликт или войну между великими державами.

Ну, что же, пока звучит неплохо. Однако потом Милли растолковал свою мысль: «В первой половине двадцатого века, с 1914 по 1945 год прошли две мировые войны. В этот период в военных действиях на всей планете погибли около 150 миллионов человек… огромное количество крови и разрушений. Я полагаю, мы до сих пор ощущаем последствия Первой и Второй мировых войн. Это просто невероятно — всерьез думать о войне между великими державами. Теперь, если кто-то размышляет о такой войне, с ядерным оружием, единственное, о чем он должен думать — как сделать все, чтобы этого не произошло».

Об этом так легко забыть, когда представляешь себе абстрактный «ограниченный» конфликт с Китаем, начавшийся из-за какого-нибудь необитаемого островка в Тихом океане, или вспышку вооруженной конфронтации с Россией из-за какого-нибудь пограничного городка в одной из прибалтийских стран, вроде Эстонии или Латвии. Определенная часть людей, формирующих американское стратегическое мышление, считает, что мы должны быть в состоянии контролировать подобные стычки, прежде чем они приведут к эскалации. Однако история учит, что это не обязательно так.

Разумеется, в соответствии со старым изречением «хочешь мира — готовься к войне» Милли затем отметил ряд важных направлений, по которым Соединенные Штаты должны действовать, чтобы снизить риск конфликта за счет сдерживания: укрепить военный потенциал, усилить международные альянсы, продолжать участие в урегулировании проблем во всем мире (но, возможно, сократить американское присутствие в некоторых местах), поддерживать экономическую мощь и демонстрировать решимость. Все это непросто: в комментариях Милли нет ничего, что можно было бы истолковать как повод для самонадеянности, если речь идет о политике.

Однако здесь очень важно не ошибиться — в рассуждениях Милли есть и пацифистская нотка. Соединенные Штаты ведут много войн — за последние тридцать лет это Панама, Ирак, Сомали, Босния, Косово, Афганистан, снова Ирак, не говоря уже о многочисленных контртеррористических операциях повсюду, от Пакистана до Сирии, Сомали, Ливии и так далее. Идея Милли заключается в том, что планирование конфликта против таких противников как Россия и Китай совсем не похоже на перечисленные случаи. И дело не только в том, что они были бы более сложными и тяжелыми. Скорее, речь идет о том, что такие войны, где мерилом успеха является не военная победа, а сдерживание, вообще не должны вестись. А если война все же началась, все силы должны быть направлены на быструю деэскалацию и прекращение конфликта.

По мере того как администрация Байдена вступает в свои полномочия и обдумывает собственные стратегии национальной безопасности и обороны, этот совет генерала Милли достоин того, чтобы его изучили и прислушались.

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!