Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Русские не сдаются



Пограничник Павел Капинос был храбрым и отважным парнем. Служил отменно, как и полагается. Границу охранял с надлежащей бдительностью. Он был отличный следопыт и меткий снайпер. Имел множество поощрений от командования заставы.

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Когда германские войска без объявления войны на рассвете 22 июня 1941 года вторглись на нашу землю, он – ефрейтор, стрелок 2-й заставы 1-й комендатуры 17-го Краснознаменного Брестского погранотряда войск НКВД вместе с другими защитниками границы встретил непрошеных гостей огнём. Он погиб спустя всего десять часов.

Нет, жизнь Павла Капиноса не оборвала вражеская пуля. Он умел хорошо маскироваться и бился до последнего патрона. Но кончились боеприпасы. И плену отважный боец предпочёл смерть. Для себя он и оставил этот последний патрон.

Но это же только по церковным канонам самоубийц считают грешниками и даже не отпевают. Тем более, какой же он – Павел Капинос, самоубийца. Он просто не понимал, что такое сдаваться врагу.

В 60-е годы минувшего века в московском издательстве «Молодая гвардия» вышла книга «Первые залпы» казахстанского писателя-пограничника Сергея Мартьянова. Правдивое документальное исследование первых часов войны на 2-й заставе издатели воплотили в брошюру.

Карманного формата. В бумажном переплете. Она довольно быстро исчезла из обращения. Так это обычно и бывает с книгами подобного рода. Её вы вряд сумеете сейчас отыскать. Даже и не пытайтесь. Если только в больших библиотеках.

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Зато теперь это проще сделать в интернете: книга в открытом доступе полностью выложена уже на множестве сайтов. На мой взгляд, это правильно. Потому как все мы должны знать именно такую историю, написанную небезразличными к тем событиям исследователями.

Где можно узнать правду


Творчество талантливого прозаика родом из Ярославля Сергея Мартьянова всегда выделялось в лучшую сторону тем, что автор, прослуживший многие годы в погранвойсках, в своих творениях всегда брал за основу документ.

Он подолгу копался в архивах, отыскивая, на первый взгляд, малозаметные моменты истории погранвойск, которые затем воплощались им в рассказы, повести, киносценарии. Так писатель и пришёл к подвигу Павла Капиноса.

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Да, он не единственный на 2-й заставе встретил врага так, как и подобает воину границы. Рядом были такие же бесстрашные сослуживцы. И умные, опытные командиры. Одного из них – начальника заставы младшего лейтенанта Василия Николаевича Горбунова, Мартьянов искал долго. И всё же нашёл.

Ветеран прошёл всю войну и жил в 60-е годы в том же Ярославле, откуда был родом сам писатель. Они вместе поехали в Белоруссию, в Брестскую область, чтобы побывать на месте боев спустя двадцать с небольшим лет. И там, среди обугленных развалин его родной заставы в селе Новосёлки Василий Николаевич Горбунов отчетливо вспомнил, как всё это было…

21 июня под вечер замполит Леонтий Горбачев и ефрейтор Павел Капинос шли вдоль берега Западного Буга и проверяли пограничные столбы. Шагали они открыто, не маскируясь, и в какой-то момент заметили около противоположного берега двух купающихся.

Неожиданно один из плескавшихся в воде поплыл к нашему берегу. Не доплыв метров сорок, он прокричал, что 22-го в четыре утра Гитлер ударит по Советскому Союзу. И быстро поплыл обратно.

Разве что подоспеет подмога


Всё дальнейшее время займут бесконечные проверки услышанного. Да, фашисты сосредотачивают несметные силы на том берегу Буга: металлический лязг, бесконечное передвижение машин в ночное время, отрывистые звуки команд, всполохи прожекторов.

А утром на противоположной польской стороне – всегда тихое и ровное поле с бесконечными копнами сена. А что под ними? Но, может быть, это всё же провокация, о которой то и дело предупреждали пограничников?

Тем не менее, Горбунов готовился к любым неожиданностям: выслал усиленные наряды на направления вероятного продвижения противника, за два часа до начала войны поднял личный состав заставы по команде:

«Застава! В ружье!»

С рассветом начальник заставы срочно перевёл большинство бойцов и членов офицерских семей в оборудованный блокгауз. Было ещё тихо, а пограничники, обнаружив трёх диверсантов, переодетых в красноармейскую форму, уничтожили их. Но потом началось…

Плотный артобстрел заставы не нанёс урона живой силе пограничников, только лишь разрушил многие из строений. Все были ещё живы. Завязался бой. Повсюду слышались ружейные выстрелы, автоматные и пулемётные очереди.

Гитлеровцы, переправляясь на понтонах через водную гладь Буга, особенно не маскировались. Но натыкаясь на плотный огонь, вынуждены были залечь и переползать, подобно змеям, от одного бугорка к другому. Такого они явно не ожидали.

Ефрейторы Павел Капинос и Иван Бузин в составе отделения держали оборону на северо-западной окраине Новосёлок. Из вооружения у пограничников – винтовки. У Павла, естественно, с оптическим прицелом. Станковый пулемет, патроны, снаряжённые пулемётные ленты и гранаты.

Вроде всё есть, но этого не так много. Разве, что подоспеет подмога…

Только четыре страницы...


В музейном фонде ГУ «Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» хранятся четыре обычных страницы, заполненные убористым почерком пограничника-офицера Горбунова. Они посвящены подвигу Павла Капиноса, черноволосого, чернобрового, высокого роста паренька из ставропольского села Преображенское, призванного охранять западную границу.

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

С первых минут боя снайпер Капинос безошибочно выбирал через оптический прицел среди наступающих фрицев фигуры офицеров и беспощадно их уничтожал. Упал один, другой. И сразу среди атакующих – смятение, замешательство.

Павел сменил позицию и замолчал вражеский пулемёт. Снайперская пуля воткнулась в глазницу гитлеровца. Капинос отполз немного в сторону, выстрел – и валится мешком заряжающий возле вражеского миномета.

Но численное превосходство наступающих автоматчиков налицо. Огонь они ведут плотный, головы не поднять. И гибнут, гибнут бойцы границы. Замолчал «максим». И Павел, отложив винтовку в сторону, берётся за управляющие рукояти и нажимает на гашетку.

Бузин помогает ему, направляет пулеметную ленту. Боеприпасы кончаются быстро, и Павел посылает друга за новой партией. Бой продолжается, а Бузина всё нет и нет. Кольцо атакующих сжимается вокруг Павла.

Да, где же ты, Иван, почему так долго?

Но Бузин, скошенный автоматной очередью, умирает в придорожной траве. Он так и не добрался до заставы. Последняя пулеметная лента отстреляна. Гранаты израсходованы.

Павел вновь берётся за винтовку. Там остался один патрон. Выстрел…

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Выжили единицы


Поздно вечером, когда стихла перестрелка, а вражеские санитары стали собирать погибших фрицев, местный житель Алексей Паневский, наблюдающий из укрытия, пересчитал переносимых убитых гитлеровцев. Их оказалось более пятидесяти.

Автомашины с трупами скрылись за околицей села. И лишь тогда Алексей подошел к Павлу. Он извлёк из карманов гимнастерки документы Капиноса и письма, а затем похоронил его в небольшом окопчике, последнем надёжном укрытии отважного пограничника.

То же самое Паневский проделал с другими убитыми бойцами. Спустя несколько лет, в 1948 году их останки будут перезахоронены в братской могиле.

В музейном архиве Мемориального комплекса хранится ещё один документ, подписанный младшим лейтенантом Василием Горбуновым. Это список погибших пограничников 2-й заставы. Вместе с прибывшими к ним на подмогу из комендатуры за десять часов обороны в том бою полегло 52 защитника границы.

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Выжили единицы. Вместе с начальником заставы и членами семей офицеров они смогли уйти. Многих из них военная судьбина изрядно потрепала. Кто-то выжил. А сам Горбунов закончил войну в Берлине уже капитаном.

Через два десятилетия после войны, благодаря книгам Сергея Мартьянова, о подвиге Павла Капиноса узнали его земляки на Ставропольщине. Так в селах Преображенское (Ставропольского края) и Новосёлки (в Белоруссии) появились улицы, обозначенные на карте его фамилией.

С 2006 года в Будённовске на памятнике-стеле в городском парке в числе других значится и Павел Капинос. А 22 июня 2017 года в родном селе пограничника была открыта мемориальная доска, увековечившая память о нём.

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса
Брат героя Николай Пантелеевич Капинос и фронтовик-пограничник Иван Обрященко.

Не положено. Так поставьте!


И вот какой невольно возникает вопрос. Подвиг пограничника налицо. И тому даже есть документальное подтверждение, написанное от имени бывшего начальника заставы Василия Горбунова.

А как же получается, что его героический поступок не был отмечен наградой?

Ни тогда? Ни потом? Ни сейчас? Когда уже позади год 75-летия Победы.

История Великой Отечественной войны ведь знает примеры, когда военнослужащий, уничтоживший в одиночку 50 офицеров и солдат при помощи топора и гранат, был удостоен звания Героя Советского Союза.

А за ефрейтора Павла Капиноса мне по-человечески обидно.

Обидно, что этого геройского паренька так и не отметила Родина.

А представителям Ставропольского краевого регионального отделения «Российский Совет ветеранов пограничной службы» на все их ходатайства о награждении Павла Капиноса вышестоящие инстанции всякий раз продолжают отказывать.

«Не положено»,

– обычно твердят они.

И ещё:

«Раньше надо было думать».

Или же:

«Нет первичного представления».

А о каких наградах было тогда думать? Когда Родина в опасности?!

Чиновничьи барьеры трудно преодолевать.

Ну, как тем, засевшим в кабинетных окопах, ещё можно доказать очевидное?

Разве что, как в известной песне Владимира Высоцкого:

«А винтовку – тебе?

А послать тебя – в бой?»

Наградой не отмечен. Памяти пограничника Павла Капиноса

Уж тогда такой столоначальник вряд ли сдюжит на передовой? И, скорее всего, сорвётся в бега.

Вот и весь на этом сказ.

+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!