Историки отечественных спецслужб справедливо называют Павла Судоплатова одним из самых профессиональных и результативных руководителей учреждений советской системы госбезопасности – от ВЧК до КГБ.

Судоплатов даже в самые критические моменты не терял самообладания и точно знал, как можно выпутаться из, казалось бы, абсолютно безвыходной ситуации.

Когда сгустились тучи

В конце июня 1953 года после ареста министра МВД СССР Лаврентия Берии и начавшихся вслед за этим широкомасштабных кадровых реорганизаций и чисток в силовых структурах Павел Судоплатов понял: вскоре арестуют и его. Что в итоге и случилось – на свободе Судоплатов после ареста своего непосредственного начальника пробыл менее двух месяцев.

Наиболее детальное описание причин и последствий того, что произошло потом, оставил в собственных мемуарах сам генерал-лейтенант. В день ареста 21 августа в Бутырской тюрьме Судоплатова допрашивали генпрокурор СССР Роман Руденко и следователь по особо важным делам прокуратуры СССР полковник юстиции Петр Цареградский. Руденко и объявил арестованному, в чем тот обвиняется: в активном соучастии в заговоре по захвату государственной власти, где главным был Берия; в том, что Судоплатов якобы пособничал своему патрону в измене Родины, договариваясь с представителями иностранных держав о сделках против СССР; в организации ряда терактов против личных врагов Берии и в планировании подобных действий против первых лиц советского госаппарата.

Расстрел неминуем

Руденко, по воспоминаниям Судоплатова, заявил, что следственные действия в отношении него будут вестись как в отношении врага советской власти, безо всяких сантиментов – так, как допрашивали «у вас в НКВД».

Судоплатов прекрасно знал, что означает это уверение. Генерал-лейтенант признавался в своих воспоминаниях: на последующих допросах его не избивали, но пытку бессонницей все же применили – допрашивали сутками, не давая сомкнуть глаз. Судоплатов все обвинения отрицал и отказывался клеветать на Берию, чего от него настоятельно требовали. Руденко угрожал за отказ сотрудничать со следствием уничтожить не только самого заключенного, но и всю его семью.

С каждым новым допросом множились и эпизоды обвинения, следователями использовались показания против Судоплатова, данные другими арестованными по «делу Берии». Спустя несколько недель после ареста Павел Судоплатов понял: даже если он признается во всем, что инкриминируют, его все равно расстреляют. Как только Судоплатов это осознал, он задумался о выработке плана действий, которые бы могли помочь выжить.

Пример Камо как руководство к действию

Павел Судоплатов решил последовать примеру революционера Камо (Тер-Петросяна), симулировавшего в германской тюрьме психическое заболевание: заключенный в первую очередь замолкал на допросах и переставал принимать пищу. После этого по прошествии двух-трех недель человек впадает в прострацию (ступор). По словам Камо, самое трудное в данной симуляции выдержать спинномозговую пункцию (боль при этом страшнейшая) – таким образом проверяется болевая реакция больного и он выводится из ступора.

Обессилевшего Судоплатова положили в больницу Бутырки, где стали насильно кормить, сделали пункцию, которую он выдержал. Заключенный провел в этом психиатрическом отделении тюремного стационара более года. В течение этого времени Судоплатов при содействии жены получал информацию о ходе следствия и судебных процессов над «пособниками Берии» – супруга специально передавала ему с воли книги, обернутые газетами. Заметки об арестах тех или иных сотрудников МВД Судоплатов воспринимал как сигнал продолжать симуляцию психического заболевания: «выздоравливать» было еще преждевременно.

В 1955 году Судоплатова перевели в тюремную больницу ленинградских «Крестов», где ему при очередной пункции повредили позвоночник, сделав инвалидом. Там заключенного регулярно кололи аминазином. Впоследствии в мемуарах Судоплатов вспоминал, что все это лечение, возможно, в итоге привело к возникновению у него реального реактивного психоза. В деле заключенного были подшиты докладные врачей, которые сомневались в неадекватности больного, «обнаруживавшего сохранность интеллекта».

В 1958 году следствие по делу Павла Судоплатова было решено возобновить по причине «улучшения состояния здоровья больного». Его доставили обратно в Бутырку, и пятилетний срок симуляции психоза завершился. В том же году Судоплатова приговорили к 15-летнему сроку по многочисленным обвинениям, 10 лет он отсидел во Владимирском централе. Впоследствии, в начале 1992 года, генерал-лейтенант был полностью реабилитирован.