Как пишет Большая российская энциклопедия, на части особого назначения (ЧОН), действовавшие на территории советской республики (и в первые два года с начала образования СССР) с 1919 по 1925 годы, возлагались обязанности подавлять заговоры, мятежи и иные проявления противодействия новой власти. Решали эти задачи чоновцы в тесном взаимодействии с органами ВЧК. Части особого назначения также активно участвовали в сражениях Красной армии в Гражданской войне.

Невооруженный БОН

В материалах старшего научного сотрудника нижегородского музея правоохранительных органов и вооруженных сил Андрея Радькова, написанных на основе архивных документов, говорится, что чоновцев поначалу набирали из коммунистов, а впоследствии в отряды стали привлекать и комсомольцев. ЧОНы или БОНы (боевые отряды особого назначения) формировались при каждом крупном производственном предприятии. К 1919 году подобные подразделения были созданы в подавляющем большинстве губерний советской республики.

Примечательно, что военнообязанным с перспективой мобилизации в ЧОН в губерниях был каждый коммунист, если не имел серьезных причин для освобождения от подобной службы. В Нижегородской губернии с ноября 1921 года всех коммунистов и комсомольцев по достижении 18-летнего возраста обязали регистрироваться в ЧОН. Чоновцев обучали владению оружием, в качестве командиров спецотрядов нередко становились бывшие младшие чины царской армии, имевшие опыт военной службы и участия в боевых действиях. Зачастую у ЧОНов были серьезные перебои с вооружением и боеприпасами. К примеру, в Нижегородской губернии в 1920 году в Арзамасском БОНе на 445 коммунистов не было ни одной винтовки, в Балахнинском и Семеновском отрядах она была у каждого второго из 50 бойцов, а в Бутурлинском отряде из 89 чоновцев – одна винтовка на троих.

Известные чоновцы

Мало кто знает, что в нижегородских ЧОНах в свое время прошли военную подготовку такие будущие видные партийные деятели советского государства как Лазарь Каганович, Анастас Микоян и Вячеслав Молотов. В московском ЧОНе служил санитаром и будущий министр госбезопасности СССР Виктор Абакумов.

Также в частях ЧОН служили такие известные советские писатели как Николай Островский (роман «Как закалялась сталь») и автор «Тимура и его команды» Аркадий Голиков. Племянница автора романа о Павке Корчагине Галина Островская рассказывала, что ее дядя по приговору Ревтрибунала два месяца отсидел в тюрьме за отказ участвовать в расстрелах.

Самым известным чоновцем считается Аркадий Голиков (Гайдар), который в 18-летнем возрасте в 1922 году командовал отрядом ЧОНа в Хакасии. По данным красноярского публициста и исследователя биографии советского писателя Натальи Ольховой, собиравшей в 90-х годах сведения о Гайдаре у хакасских старожилов, и сам командир, и его подчиненные отличались зверствами по отношению к мирному населению. Пожилые свидетельницы рассказывали, что Гайдар лично расстреливал в затылок любого заподозренного в антисоветчине, сбрасывал в пропасть женщин и детей. По приказу Аркадия Голикова его подчиненные устраивали бессудные казни, людей рубили шашками и бросали в колодцы.

Семьи подозреваемых в участии в антисоветских формированиях брали в заложники и расстреливали. Командующий частями особого назначения Енисейской губернии Владимир Какоулин сообщал в своем донесении о том, что считает Аркадия Голикова «неуравновешенным мальчишкой, совершившим с использованием служебного положения целый ряд преступлений». На Голикова ГПУ завело уголовное дело, по постановлению губернского комитета ЧОНа командира решили не арестовывать, а только отозвать из частей. В 1924 году его уволили из РККА по болезни. По официальной версии, травматический невроз Аркадий Голиков получил в результате падения с лошади в 1919 году. Впоследствии Гайдар неоднократно лечился в психиатрических клиниках, много пил. И его постоянно преследовали видения собственноручно расстрелянных сибиряков. Широко цитируема фраза из дневника тяжело больного Аркадия Гайдара о снящихся людях, убитых им в детстве.