«Образ победы в СВО» в представлении российских политиков и политологов

17:41
/
96
/
Кирилл Вышинский дополняет Александра Дугина

По мере развития наступления российской армии и в Харьковской и в Донецкой областях видные общественный деятели обсудили, какая именно нам нужна победа. Задачи СВО по демилитаризации и денацификаци Украины имеют много нюансов. Кто-то выступает за люстрации на освобожденных территориях, кто-то против них. И так по всем вопросам. Общество ищет консенсус, что мы будем считать окончательной победой.



ИзображениеФОТО: МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РФ

Философ Александр Дугин считает, что “мы должны выделить ясный образ победы. Нам пора забыть слово мир, потому что, как правильно сказал Песков, это будет лишь перемирие. Минимальная победа — это освобождение и включение в состав РФ без всякой автономии всей Новороссии, имею в виду Одессу, Николаев, Харьков, Херсон. А остальную территорию надо демилитаризировать, и до этого момента не вступать ни в какие переговоры. Хотя мы все понимаем, что это будет лишь передышка до следующего этапа войны. Максимальная задача — прекращение существования такого субъекта, как Украина. Это нацистский улей. Большая победа — это свержение мирового гегемона, и без сверхусилий нам добиться этого не удаться”.

Исполнительный директор Международной медиагруппы «Россия сегодня», главный редактор радио Sputnik Кирилл Вышинский согласен с философом, но считает, что к списку городов Новороссии надо прибавить Днепропетровск: “Наша победа в этом регионе состоится, когда мы сможем убедить местное население в справедливости и неизбежности произошедшего. А те, кто не согласен, уедут”.

Военкорр Валерий Масленников вспомнил, как радовались в начале СВО украинцы поставкам западной техники: “Сейчас они уже не считают ее панацеей. И с демилитаризацией мы постепенно справляемся на полях сражений. Необходима демилитаризация умов украинцев”.

Вице-премьер Украины (2002-2007 гг.), министр образования и науки Украины (2010-2014 гг.) Дмитрий Табачник полагает, что измерить победу можно будет уровнем личной жертвенности: “Слово СВО не вызывало по началу эмоционального отклика у людей, оно стало синонимом «войны понарошку». Только сейчас мы начинаем осознавать, что это борьба за цивилизационное выживание России и Украины, обеих”. Александр Дугин уверен, что “общественное сознание отстает на световые годы от того, что происходит сегодня”. А заместитель председателя ГД РФ Петр Толстой говорит, что “дипломаты отстают от политики на 20 лет”.

Табачник также рассказал историю об украинских ученых, которые работали в АН РФ: “В марте 2022 года они все покинули Россию. Как бы чего не вышло”. Но он считает, что во многом виновата политика России в отношении образования, когда квоты на обучения украинцев в российских вузах ежегодно сокращались: “Именно образовательными программами мы можем привлечь сердца молодых украинцев”.

Петр Толстой считает, что не должно быть никакой независимой Украины. А “чтобы привлечь сердца, нужно что-то предложить. Пока мы не можем сформулировать, что же такое нынешняя Россия и что она может предложить принципиально иное украинцам”. Он сравнил их с разведенной женщиной, которая верит только делам, а не словам. “Новая инфраструктура, дома, рабочие места — это то, что сейчас видят жители новых территорий и что они способны оценить”. Именно такие проекты будут привлекать украинцев на сторону России.

Философ Тимофей Сергеев уточнил, что “сейчас многим становится ясно, что политическое украинство и нацизм это одно и то же. А нацизм психологически это чувство ненависти и желание кого-то убить”. Поэтому необходимо сначала убрать возможность убивать физически, а потом бороться с желанием убивать и ненавистью. Но по мнению Тимофея Сергеева, на это понадобится смена поколений на Украине.

Историк Константин Залецкий же убежден, что по примеру денацификации, проведенной в Германии после ВОВ, это процесс компактный и быстрый. Там он занял несколько лет.

Первый заместитель председателя Комитета СФ по международным делам Владимир Джабаров выделил семь пунктов задач для денацификации: запрет экстремистских организаций; запрет их пропаганды; отказ от фейковой истории; отказ от героизации ОУН, УПА; защита русского языка, прекращение травли Православной церкви; суд над военными преступниками.

Заместитель председателя Комитета ГД РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи Олег Матвейчев уверен, что критериями успеха программ денацификации может стать перепись населения, в которой будет расти доля людей, считающих себя русскими и выбирающих русский язык как родной: “Уже сегодня, судя по запросам в интернете с территории Украины, 80 процентов изъясняются на русском языке и лишь 20 процентов на украинском или каком-либо еще”.

Директор Департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова рассказала об опыте денацификации в Западной и Восточной Германии после ВОВ. В западной части страны она была прекращена и не выполнена полностью, о моральном опустошении жителей рассказывает книга Г. Бёлля “Дом без хозяина”: “Важно, чтобы преступники знали, что возмездие неотвратимо. Уже сейчас Следственный комитет расследует более 93,5 тысячи дел о военных преступлениях Украины”.

Павел Волков, сотрудник Украина.ru, обратил внимание на то, что по собранным их организацией сведениям, “на Украине возбуждено более 74 тысяч дел за пророссийское мнение. 10 тысяч человек сидят в тюрьме или находятся в подвалах СБУ”.

Член Научного совета РВИО, главный редактор журнала «Наука. Общество. Оборона» Владимир Кикнадзе тоже согласен с необходимостью тезиса о неотвратимости наказания для военных преступников. Он напомнил, что уже в марте прошли первые суды над ними: “Но широкого освещения эти трибуналы не получили. А надо, как в советское время — издавать о них брошюры, снимать фильмы, включать в программы по истории в образовательных учреждениях”.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, VK или OK. Там ещё больше интересного.
+9
Нет комментариев. Ваш будет первым!