Как СССР пригрозил иранскому шаху и что из этого вышло

22:54
/
58
/
Сегодня Россия активно использует иранские «цветы», прокладывает транспортный коридор в Индию через персидские пески и вместе с Тегераном продвигает идею многополярного мира. Отношения между нашими странами находятся на беспрецедентно высоком уровне. Но так было не всегда.


Изображение

Полвека назад между СССР и Ираном едва не вспыхнул военный конфликт. Трудно поверить, но причиной обострения стал беглец на «кукурузнике». Почему советскому руководству было так необходимо вернуть летчика-перебежчика и как Москва надавила на Тегеран в этом вопросе?

Два происшествия за месяц

Иранский инцидент 1976 года тесно связан с другим громким эпизодом Холодной войны. Утром 6 сентября 1976 года высшее командование Военно-воздушных сил СССР подняли по тревоге.
На Дальнем Востоке во время учебного полета неожиданно пропал с радаров новейший истребитель МиГ-25П. Летчик не выходил на связь и не отвечал на позывные. Возникли мрачные предположения, что самолет разбился, а пилот погиб.
Управлял МиГ-25 старший лейтенант Виктор Беленко – вскоре его имя облетело все мировые СМИ, а в нашей стране стало синонимом предательства.
Беленко хорошо знал систему ПВО в приграничных районах и сумел беспрепятственно покинуть воздушное пространство СССР, после чего приземлился на японском острове Хоккайдо.
Разразился большой международный скандал. Японская сторона не спешила возвращать СССР самолет, затянув процесс на долгие два месяца. За это время заокеанские «партнеры» японцев успели досконально изучить секретную аппаратуру современного советского истребителя.
Таким образом, перебежчик оказал США неоценимую услугу, за что получил в Штатах свою «корзину печенья» и звездно-полосатый паспорт.
Не прошло и трех недель после бегства Беленко, как на другом конце планеты летчик гражданской авиации Валентин Засимов (в разных источниках ошибочно назван Зосимовым) решил последовать примеру старшего лейтенанта.
23 сентября 1976 года он пересек советскую границу на Ан-2 в районе Каспийского моря и приземлился на северо-западе Ирана. Засимов рассчитывал получить политическое убежище за границей – прецедентов подобного рода хватало.


Изображение
Самолет Ан-2.

Вероятно, при других обстоятельствах фамилия беглеца на «кукурузнике» затерялась бы в океане новостей, а сам летчик без лишнего шума перебрался бы из Ирана на Запад.
Но Засимов совершил неслыханное: второй за месяц угон воздушного судна из Советского Союза! На фоне скандала с Беленко непримечательный иранский инцидент вдруг приобрел международный резонанс.
Западная пресса пестрила язвительными заголовками. Так, газета «Нью-Йорк Таймс» назвала сентябрь 1976 года «национальным месяцем бегства из СССР».
За перебежчика вступились советские диссиденты Андрей Сахаров и Елена Боннэр, а эмигрировавшая в США дочь Сталина Светлана Аллилуева в открытом письме призвала шаха не выдавать Засимова «брежневским палачам». Шаху Мохаммеду Реза Пехлеви предстоял сложный выбор…

Принципиальная позиция СССР

Руководству Ирана пришлось поломать голову над решением, ведь в случае с Засимовым имела место юридическая коллизия. По договору с СССР иранцы обязаны были вернуть «воздушного пирата» на Родину.
Но, в то же время, Тегеран должен был соблюдать Конвенцию ООН о статусе беженцев и не выдавать Засимова Советскому Союзу. Спустя некоторое время иранские власти заявили, что перебежчик запросил политического убежища в Америке.
Позиция американцев красноречиво демонстрирует суть их политики во всей красе. В отличие от инцидента с Беленко, ни старенький почтовый Ан-2, ни простой летчик «Аэрофлота» не интересовали Соединенные Штаты.
Посольство США в Иране тактично открестилось от шумного дела, заявив миру, что Засимов на самом деле не просил у них политического убежища. Ничего личного, только свобода и демократия.
В СССР ко второму за месяц угону самолета отнеслись со всей серьезностью и решили предотвратить угрожающую «эпидемию бегства» во что бы то ни стало. Как показала история, «воздушных пиратов» в стране было немало.
Чтобы отбить у потенциальных угонщиков всякое желание нарушать закон, советское руководство намеревалось вернуть Засимова из Ирана и устроить над ним показательный процесс.


Изображение
Шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви.

Но как убедить иранцев вернуть перебежчика, если на них давит международное сообщество? Шаху намекнули, что ему стоит опасаться за безопасность своей северной границы, через которую, например, могут хлынуть потоки оружия для курдских сепаратистов или проникнуть антиправительственные повстанцы.
Не вселял спокойствия и тот факт, что дислоцированные у иранской границы части советской армии были приведены в повышенную боевую готовность.
Кроме того, под угрозой срыва оказалось заключение крупного советско-иранского торгового соглашения на сумму около 3 миллиардов долларов – огромные деньги по тем временам.
Оценив возможные последствия, шах Мохаммед Реза Пехлеви решил не портить отношения с неуступчивым северным соседом и согласился уступить требованиям СССР.
25 октября 1976 года Валентин Засимов был доставлен в СССР и вскоре предстал перед судом. Нарушитель границы был осужден на 12 лет. Что касается советско-иранских отношений, то они нормализовались сразу после урегулирования происшествия. Но уже через 3 года в Иране произошла революция, которая изменила характер отношений в худшую сторону.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, VK или OK. Там ещё больше интересного.
+6
Нет комментариев. Ваш будет первым!