Сделано в России. Разработка подлодки проекта 677 «Лада»

21:53
/
65
/

Сделано в России. Разработка подлодки проекта 677 «Лада»

Долгожданная весть пришла из Санкт-Петербурга: в состав ВМФ России передают подводную лодку «Кронштадт». Она первая серийная в линейке неатомных субмарин, построенная на «Адмиралтейских верфях» по скорректированному проекту 677 «Лада». Свою оценку знаменательному факту и тем событиям, что этому предшествовали, в интервью «Российской газете» дает генеральный директор Центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин» Игорь Вильнит.

— Как мы понимаем, Игорь Владимирович, слово «серийная» в этой новости главное. Не раз и не два приходилось слышать, что обеспечение серийного строительства неатомных подводных лодок проекта 677 — одно из ключевых направлений в реализации гособоронзаказа. А почему? О каких достоинствах субмарин этого типа можно сегодня открыто сказать?

Игорь Вильнит: По параметру скрытности эта подводная лодка в несколько раз превосходит предшественников. Крайне малую шумность лодки обеспечивает специально созданное для нее оборудование. А широкое применение современных средств акустической защиты, наружное противогидролокационное покрытие, тщательно спроектированные обводы корпуса работают на ее малую заметность.

С точки зрения дуэльных ситуаций важно обнаруживать противника первым и в случае необходимости — успешно ему противостоять. Подводная лодка проекта 677 обладает очень мощными гидроакустическим комплексом, ракетно-торпедным и радиоэлектронным вооружением. Хочу сделать акцент на гидроакустике «Лады»: это не просто более широкий диапазон акустических волн, это существенно большая дальность обнаружения целей. Чтобы добиться этого результата, пришлось приложить много усилий…

— Можете пояснить, с чем это связано?

Игорь Вильнит: Дело в том, что гидроакустика, которая способна улавливать шумы более малошумных целей, «осматривая» большой объем водной среды, закономерно улавливает и заметно больше посторонних шумов. То есть помех. А чтобы выделить полезный сигнал из помехи, требуется очень хорошая и «высокоскоростная» система обработки гидроакустических данных. Но и это не все. Обнаружить цель в условиях сложной гидрологии — это полдела. Ее нужно классифицировать, определить ее скорость, глубину и направление движения. При этом движется и наша лодка, и лодка противника, да и окружающая среда не статична.

Для «Лады» такая задача решена, и мы это подтвердили в процессе опытной эксплуатации головного корабля.

— Головной — это «Санкт-Петербург»?

Игорь Вильнит: Да, он успешно обнаруживал малошумные атомные и неатомные подводные лодки других проектов, а также надводные цели. И скрытно следил за ними в течение продолжительного времени.

При создании 677 серии конструкторы «Рубина» стремились обеспечить большую подводную автономность — то есть время, когда лодка непрерывно находится в подводном положении. Таким образом, «Лада» отвечает всем современным требованием, которые предъявляются к кораблю подобного класса. Поступление серии этих кораблей на вооружение Военно-морского флота России существенно повысит оборонные возможности морских сил общего назначения.

— Приходилось читать и слышать такое утверждение: «Коэффициент новизны „Лады“ как инженерного сооружения составляет порядка 0,7». Что стоит-скрывается за этой скупой цифрой?

Игорь Вильнит: Все коэффициенты содержат элемент лукавства. Но для «Лады» действительно было разработано много нового оборудования, а в проекте применено много новых технических решений. Архитектура корабля — новая. Вся энергетическая установка — новая. Большая часть радиоэлектронного вооружения — новая. Новый комплекс радиосвязи, новое наружное покрытие и много всего другого.

Не секрет, что испытания головного корабля этой серии проходили очень непросто, затянулись по времени, вызывали нелестные отзывы, а подчас и критику со стороны заказчика в лице ВМФ и Северного флота. Что было причиной и как это преодолевали?

Игорь Вильнит: Здесь нужно обратиться к истории появления «Лады». Решение о создании неатомной подводной лодки четвертого поколения принималось в девяностые годы. Это был критический период, когда решался вопрос не только поддержания боеспособности Военно-морского флота, сохранения конструкторских бюро и верфей, но и всей производственной кооперации, которая включает сотни предприятий.

И в такой ситуации, когда наши основные соисполнители находились в стадии реорганизации — менялась собственность, направления деятельности предприятий, был построен головной корабль. Он прошел испытания и введен в состав ВМФ России. Благодаря тому, что руководство страны поддержало этот проект, коллективы получили возможность реализовать свой научный и технический потенциал, не опасаясь закрытия своих предприятий по финансово-экономическим причинам. А конструкторские и научные организации, производственные предприятия, откуда поставлялось оборудование, в том числе новые его образцы, не потеряли кадровый состав, сохранили нити преемственности, столь необходимые при создании такой сложной техники, как боевой корабль.

Сделано в России. Разработка подлодки проекта 677 «Лада»«Лада»

Речь о каком порядке цифр, когда говорите про новое оборудование для «Лады?

Игорь Вильнит: Для нее создано более 130 совершенно новых образцов техники. И не просто созданы — установлены на головной лодке. А время было какое? На стендовое апробирование средств не выделялось. Первые образцы шли сразу на корабль и тут требовалось время на их практическую доводку.

Это что касается условий, в которых создавался корабль и почему потребовал столь значительного времени на проведение испытаний. В ходе опытной эксплуатации вопросы тоже возникали. Но среди них не было такого, который бы не позволил эксплуатировать лодку или говорить о том, что при создании корабля были сделаны какие-то ошибки.

Как и где проходила опытная эксплуатация? Можем приоткрыть подробности?

Игорь Вильнит: В отличие от большинства подводных лодок, «Санкт-Петербург» проходил опытную эксплуатацию на двух принципиально разных театрах. Начинал он на Балтике — так называемом «мелком море» с весьма своеобразными акустическими условиями и гидрологией, а также интенсивным трафиком гражданских судов. Даже морское волнение на Балтике отличается от волнения в северных морях.

Затем лодка перешла на север, где совершенно иные условия: гидрология холодного и глубокого моря, кромки льдов, другой помеховый режим. Помимо испытаний гидроакустики, в северных морях при сильном волнении и ветре головная подводная лодка показала способность погружаться и всплывать, а также маневрировать по курсу на всех направлениях по отношению к бегу волны.

Корабль полностью подтвердил соответствие заданным техническим характеристикам, поэтому в 2020 году главнокомандующий ВМФ России утвердил итоговый акт об успешном завершении программы опытной эксплуатации.

К слову, подводные лодки третьего поколения, такие как «Антей» и «Акула», тоже проходили период опытной эксплуатации. В этот период на корабле отрабатываются схемы его эксплуатации, проверяются на ресурсность механизмы и правильность принятых решений.

Не было ли здесь повторения уже известной истории в прошлом, когда развитие конструкторской, научно-технической мысли намного опередило производственные и технологические возможности предприятий кораблестроения и их смежников — поставщиков корабельных систем и комплектующего оборудования?

Игорь Вильнит: Это приятная для проектанта формулировка, но она сильно упрощает реальное состояние дел в конце девяностых — начале двухтысячных годов.

— В каком смысле?

Игорь Вильнит: Создание нового оборудования и применение новых технических решений не было прихотью проектанта. К середине 90-х годов то оборудование, что изначально предназначалось для проекта 677, существовало уже более двадцати лет. И было бы крайне неосмотрительно надеяться, что оно «проживет» еще тридцать. Ведь все это время зарубежные коллеги-конкуренты совершенствовали свое оборудование, едва не каждый год выводя на рынок образцы со все более высокими характеристиками. Развивалась и технология постройки лодок. А Военно-морской флот, что очевидно, хотел получить новые лодки с характеристиками, не уступающими лучшим зарубежным аналогам…

— И чтобы все это «срослось», чтобы появились новые образцы и на их основе новые системы и оборудование, потребовалось время?

Игорь Вильнит: Да. И как я уже сказал, вся «переналадка» производства шла в период, когда часть промышленности оказалась за рубежом, а остальная финансировалась весьма условно. Постепенно совместными усилиями эти трудности были преодолены и выяснилось, что заложенные в проект решения реализованы, оборудование серийно производится и с успехом применяется не только на «Ладе», но и на других проектах.

Как изменилась ситуация в последние десять лет, и что отличает модернизированный «Кронштадт» от головного в серии «Санкт-Петербурга»?

Игорь Вильнит: «Рубин» учел результаты опытной эксплуатации головного корабля в улучшенном техническом проекте, по которому построен «Кронштадт» и сейчас строится дальнейшая серия на «Адмиралтейских верфях». В июне 2022 года завод заложил четвертую и пятую лодки. Между вводом в строй первого и второго корабля прошло время, поэтому обновлена элементная база, модернизирован ряд корабельного оборудования, увеличены его возможности и надежность.

— И мне, и моим коллегам запомнился невольный комплимент в адрес создателей «Лады» от адмирала Виктора Чиркова: «Если подводную лодку 877 проекта называли «Черной дырой», эту подводную лодку назовем «Невидимкой». Ее действительно никто не увидит и не услышит». Нет ли тут преувеличения? Или: сам не похвалишь — и другой не похвалит?

Игорь Вильнит: Виктор Викторович командовал Балтийским флотом, когда «Санкт-Петербург» принимался в опытную эксплуатацию. А в 2012-2016 годах был главнокомандующим ВМФ, так что «Ладу» он знает хорошо. Для подводной лодки невидимость — это способность обнаруживать противника раньше, чем он сможет обнаружить тебя. Для этого надо иметь низкий уровень шума и высокие возможности гидроакустики. «Лада» по обоим этим параметрам действительно находится в выигрышном положении.

— И проектанты, и строители «Кронштадта» с особыми чувствами ждут приема нового корабля в состав ВМФ России. Свои надежды возлагают на модернизированный вариант «Лады» и наши моряки-подводники. А факт ввода в строй первого серийного корабля этого проекта, безусловно, поднимает и его экспортный потенциал. Как оценивают это в «Рубине», в «Рособоронэкспорте», другие ваши партнеры по линии ВТС, если вести речь об экспортном проекте «Амур-1650»?

Игорь Вильнит: Безусловно, дружественные иностранные заказчики внимательно следят за реализацией проекта 677, и ввод в строй первого серийного корабля очень важен. Это еще один сигнал, что проект состоялся. Зарубежным партнерам мы предлагаем экспортную модификацию, Амур-1650, наряду с проектом 636, который уже давно и прочно зарекомендовал себя на экспортном рынке благодаря мощному ракетному комплексу. Интерес конкретных покупателей к типу лодки зависит от того, какую задачу перед собой ставят ВМС той или иной страны. Однако с учетом того, что Амур-1650 — проект следующего поколения, мы рассчитываем, что он примет эстафету у класса «Кило» и составит основу нашего экспорта в ближайшие десятилетия.

Ключевой вопрос

Осенью 2018-го, когда «Кронштадт» спускали на воду, в руководстве «Адмиралтейских верфей» дали понять, что сложная полоса позади, а вынужденная пауза в строительстве серии позволила извлечь уроки и накопить важный опыт. Что мог бы добавить к этому главный конструктор проекта?

Александр Арсентьев, с 2008 года — главный конструктор проекта 677:

— В создании «Лады» участвовали более пятисот российских контрагентов: научных организаций, проектантов систем, поставщиков оборудования и материалов. Эта подводная лодка — высокотехнологичная система, в которой реализованы наши совместные замыслы.

В силу известных обстоятельств проект действительно поначалу шел трудно, но первая серийная «Лада» в ее нынешнем виде — это бесспорно положительный результат, который свидетельствует о том, что программа состоялась. И это заслуга всех участников кооперации. В ходе испытаний наш корабль подтвердил свои высокие тактико-технические характеристики.

Мы признательны военным морякам Балтийского и Северного флотов, которые «обкатали» головную лодку, «Санкт-Петербург», высказали нам свои замечания и предложения для улучшенного проекта, по которому построен «Кронштадт». Мы рады, что у нас выстроено давнее и очень хорошо слаженное партнерство с «Адмиралтейскими верфями», которое позволило оперативно решать все возникавшие в ходе строительства и испытаний вопросы. Ожидаемый подъем флага на этом корабле — наш общий праздник. В подводной лодке «Кронштадт» научный, технический и творческий потенциал отечественного судостроения обрел свое зримое воплощение.

Сделано в России. Разработка подлодки проекта 677 «Лада»конструктор

Хочешь всегда знать и никогда не пропускать лучшие новости о развитии России? У проекта «Сделано у нас» есть Телеграм-канал @sdelanounas_ru. Подпишись, и у тебя всегда будет повод для гордости за Россию.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, VK или OK. Там ещё больше интересного.
+6
Нет комментариев. Ваш будет первым!